VEB Plasticart

 

 

Первое поколение
1958-1962
AERO-45

1/40

VEB KVZ. 5534. 1959-1968
VEB MPKAB. 5534. 1968-1973
VEB Plasticart. 1536. 1977-1986
AN-2

1/75

VEB KVZ. 5557. 1961-1968
VEB MPKAB. 5557/2. 1968-1973
VEB Plasticart. 1537. 1977-1986
Baade 152

1/125

VEB KVZ. 5556. 1959-1960
Baade 152

1/100

VEB KVZ. 5546. 1960-1965
IL-14

1/87

VEB KVZ. 5522. 1962-1968
VEB KVZ. 5522/8. 1963-1968
VEB MPKAB. 5522/8. 1968
IL-18

1/100

VEB KVZ. 5018. 1961-1968
VEB MPKAB. 5018. 1968-1973
VEB MPKZ. 5505. 1973-1974
VEB Plasticart. 5505. 1974-1986
L-60

1/100

VEB KVZ. 5560. 1962-1968
VEB MPKAB. 5009. 1968-1973
VEB MPKZ. 5009. 1973-1974
VEB Plasticart. 5009. 1977-1986
Master Modell. 1023. 1990-1991
MIG-15

1/50

VEB KVZ. 5550. 1962-1968
VEB KVZ. 5550/2. 1963-1970
VEB Plasticart. 1535. 1977-1986
TU-104

1/100

VEB KVZ. 5566. 1963-1968
VEB MPKAB. 5007. 1970-1973
VEB MPKZ. 5007. 1973-1974
VEB Plasticart. 5007. 1974-1975
Schiffsmodel-Baukasten
Seefracht- und
Fahrgastschiff

1/300

VEB KVZ. 5544/2. 1961-1968
Второе поколение
1963-1968
CARAVELLE

1/100

VEB KVZ. 5567. 1965-1968
VEB KVZ. 5567/2. 1965-1968
VEB MPKAB. 5006. 1968-1973
VEB MPKZ. 5006. 1973-1974
VEB Plasticart. 5006. 1974-1986
DC-8

1/100

VEB KVZ. 5588. 1964-1968
VEB MPKAB. 5010. 1968-1973
VEB MPKZ. 5010. 1973-1974
VEB Plasticart. 5010 / 15040. 1974-1986
TU-114

1/100

VEB KVZ. 5558. 1963-1968
VEB MPKAB. 5008. 1968-1973
VEB MPKZ. 5008. 1973-1974
VEB Plasticart. 5008. 1974-1986
COMET 4

1/100

VEB KVZ. 5013. 1964-1968
VEB MPKAB. 5013. 1968-1973
VEB MPKZ. 5013. 1973-1974
VEB Plasticart. 15070. 1974-1986
IL-62

1/100

VEB KVZ. 5015. 1965-1968
VEB MPKAB. 5015. 1968-1973
VEB MPKZ. 5015. 1973-1974
VEB Plasticart. 15621. 1974-1978
VEB Plasticart. 15090. 1970-1986
Master Modell. 1007. 1990-1991
MIG-21

1/100

VEB KVZ. 5631. 1967-1968
VEB MPKAB. 15100. 1970-1973
VEB MPKZ. 15100. 1973-1974
VEB Plasticart. 15840. 1979-1986
Saab J 35 “Draken”

1/100

VEB KVZ. 547530/128/25. 1967-1968
VEB MPKAB. 5017. 1968-1973
VEB MPKZ. 5632 \ 1511. 1973-1974
VEB Plasticart. 15110. 1974-1986
AN-24

1/100

VEB KVZ. 5019. 1961-1968
VEB MPKAB. 1513. 1968-1973
VEB MPKZ. 15130. 1973-1974
VEB Plasticart. 15130. 1974-1986
VEB Plasticart. 15861. 1987-1989
Master Modell. 1008. 1990-1991
BOEING 727

1/100

VEB MPKAB. 5021. 1968-1973
VEB MPKZ. 5021. 1973-1974
VEB Plasticart. 5021. 1974-1986
VEB Plasticart. 15800. 1987-1989
Master Modell. 1010. 1990-1991
TU-134

1/100

VEB MPKAB. 5020. 1968-1973
VEB MPKZ. 5020. 1973-1974
VEB Plasticart. 5020. 1974-1989
Master Modell. 1009. 1990-1991
JAK-24

1/100

VEB MPKAB. 5018. 1969-1973
VEB MPKZ. 5018. 1973-1974
VEB Plasticart. 15850. 1974-1989
Master Modell. 1007. 1990-1991
MI-1

1/100

VEB KVZ. 5606. 1967-1968
VEB MPKAB. 5606. 1968-1973
VEB MPKZ. 15050. 1973-1974
VEB Plasticart. 15050. 1974-1986
MI-4

1/100

VEB MPKAB. 5607. 1973
VEB MPKZ. 15060. 1973-1974
VEB Plasticart. 15060. 1974-1979
VEB Plasticart. 15831. 1980-1989
Master Modell. 1002. 1990-1991
MI-6

1/100

VEB MPKAB. 5014. 1968-1973
VEB MPKZ. 5014. 1973-1974
VEB Plasticart. 15831. 1974-1989
Master Modell. 1003. 1990-1991
Третье поколение
1969-1974
WOSTOK-1

1/25

VEB MPKAB. 5024. 1970-1973
VEB MPKZ. 5024. 1973-1974
VEB Plasticart. 1518. 1974-1989
Master Modell. 1013. 1990-1991
MI-10K

1/100

VEB MPKAB. 5022. 1970-1973
VEB MPKZ. 5022. 1973-1974
VEB Plasticart. 5023. 1974-1978
VEB Plasticart. 15833. 1979-1989
Master Modell. 1011. 1990-1991
AN-12

1/100

VEB MPKAB. 5026. 1970-1973
VEB MPKZ. 5026. 1973-1974
VEB Plasticart. 5029. 1974-1986
IL-28

1/100

VEB MPKAB. 5030. 1972-1973
VEB MPKZ. 5030. 1973-1974
VEB Plasticart. 5030 \ 15820. 1974-1989
JAK-40

1/100

VEB MPKAB. 5023. 1970-1973
VEB MPKZ. 5023. 1973-1974
VEB Plasticart. 5023. 1974-1989
Master Modell. 1012. 1990-1991
L-410

1/100

VEB Plasticart. 1587. 1974-1989
Master Modell. 1020. 1990-1991
MERCURE

1/100

VEB Plasticart. 15840. 1979-1986
Master Modell. 1011. 1990-1991
Trident

1/100

VEB Plasticart. 5034 / 15270. 1974-1986
VEB Plasticart. 15270. 1987-1989
Master Modell. 1019. 1990-1991
TU-20

1/100

VEB Plasticart. 135/5031. 1975-1978
VEB Plasticart. 15240. 1979-1989
Master Modell. 1017. 1990-1991
TU-144

1/100

VEB MPKZ. 5025. 1973-1974
VEB Plasticart. 5025. 1974-1986
VEB Plasticart. 15813. 1987-1989
Master Modell. 1014. 1990-1991
TU-154

1/100

VEB Plasticart. 15213 / 15814. 1974-1979
VEB Plasticart. 15210. 1974-1987
VEB Plasticart. 15814. 1987-1989
Master Modell. 1015. 1990-1991
Четвертое поколение
1975-1986
BE-6

1/72

VEB Plasticart. 15690. 1975-1989
Master Modell. 1022. 1990-1991
SU-7

1/72

VEB MPKAB. 15320. 1973-1974
VEB Plasticart. 15320. 1974-1978
VEB Plasticart. 1532. 1979-1989
Master Modell. 1025. 1990-1991
TU-2

1/72

VEB MPKZ. 1530. 1973-1974
VEB Plasticart. 1530. 1974-1989
Master Modell. 1021. 1990-1991
Пятое поколение
1987-1991
AN-14

1/72

VEB Plasticart. 15662. 1988-1989
Master Modell. 1026. 1990-1991
Junkers G23/24

1/72

Plasticart GmbH. 15600. 1989-1990
Master Modell. 1027. 1990-1991
IL-4

1/72

Plasticart GmbH. 15825. 1990
Master Modell. 1028. 1990-1991
Energija Buran

1/288

Master Modell. 1031. 1990-1991

“Продается… «Ягуар»” или Охота на “Хантера”

 

Андрей Крумкач
(под редакцией Сергея Васюткина)

 

“Продается… «Ягуар»” – это общее название для заметки и статьи, опубликованных в газете “Комсомольская правда” в феврале-апреле 1985 года. Предметом обсуждения в ней стали, как это ни странно, сборные модели, но не в плане развития детского творчества, а в… разрезе политики и государственной идеологии.
 

Вначале планировалось, что данная статья будет представлять собой краткое изложение событий, имевших место в период позднего СССР. Однако, без освещения огромного количества нюансов, повлиявших на них, рассказ будет явно неполным и вырванным из общего исторического контекста. В то же время, тема моделизма в годы существования Советского Союза настолько обширна, что описать абсолютно всё в рамках одной публикации просто невозможно – здесь в полной мере можно говорить о книге.
 

Хотел бы отметить ещё один момент. Публикуя эту статью, я не ставлю своей целью “в очередной раз опозорить нашу великую Родину”. Скорее наоборот – у меня было прекрасное советское детство, есть что вспомнить и своим детям рассказать. Но за “розовым фоном” зачастую происходило то, что детям тогда точно не рассказывали. Смысл моего повествования заключается в том, чтобы помнили, как точно не надо делать…
 

 

Начнем сначала

 

История стендового моделизма в СССР имеет достаточно глубокие корни, поэтому логичным будет перейти сразу к интересующей нас части, относящейся именно к моделям из пластмассы. Впервые об этом задумались во второй половине 1950-х гг., на фоне появления первых западных образцов. Предпринимались даже попытки копирования, но до массового производства дело так и не дошло.

Поворотной точкой стала решение наладить на Московском заводе механической и пластмассовой игрушки производство моделей-копий, исходными образцами для которых являлись бы масштабные макеты из самолетостроительных КБ А.С.Яковлева, А.Н.Туполева и С.В.Ильюшина.

В отличии от западных производителей старт производства в СССР был отнюдь не бурный, однако, именно с 1963-го по 1975-й год наблюдалась первая попытка насыщения отечественного рынка моделями собственной разработки. Моделисты со стажем, да и обычные советские граждане, которым на момент развала СССР исполнилось не менее 9-10 лет, наверняка помнят “дубовые” самолеты и вертолеты Ил-2, Ил-62, Ан-24, Як-18, Як-40, Ми-2, Ми-10 и другие – их производили десятками тысяч, но распространялись эти модели в основном на территории РСФСР.

За время выпуска производственная оснастка “кочевала” между московскими предприятиями, в результате чего их последним владельцем в конце 1970-х гг. стал завод “Кругозор”. К этому времени успели освоить выпуск не менее 17 наименований моделей, из которых до ликвидации предприятия дожили 12.
 

Словно в противовес продукции МЗМПИ, в первой половине 1960-х гг. в советскую розничную торговлю начали поступать модели предприятия VEB KVZ, которое с 1974-го года стало более известно, как VEB “Plasticart”. Качественный уровень первых немецких комплектов просто зашкаливал – помимо отличной полиграфии, часть деталей окрашивалась прямо на заводе, что упрощало работу с моделью. Любопытно, что впоследствии наблюдалась своего рода “параллельная деградация” (когда МЗМПИ и VEB KVZ пошли в сторону упрощения, отказавшись от ряда “излишеств”), но даже в этом случае “пластикарт” находился на недосягаемой для советской промышленности высоте.

И всё – спросите вы? Так мало? За 30 лет в Советском Союзе разработали меньше 20 моделей? Ну что вы, конечно же нет. В течении 1970-1975 гг. к расширению ассортимента пластиковых моделей подключились ещё два крупных предприятия, да ещё каких.

Первым стал Киевский экспериментально-механический завод им.Ватутина, который в 1971-1972 гг. запустил в производство модель самолёта Ан-2 в примерном масштабе 1/50. Та ещё, знаете ли, получилась “штучка”! Киевляне пластик не жалели и верхним крылом этой модели (которое напоминало мачете) можно было смело рубить овощи-фрукты. Минусом было то, что Ан-2 требовал очень большого терпения при сборке и без окраски смотрелся грубовато.

 

Вторым предприятием было НПО “Вектор” из Ленинграда, работавшее на “оборонку” и потому вместо названия и адреса на коробках указывали просто абонентский ящик А\Я-51. Как вообще пришла мысль выпускать там изделия для детского творчества – вопрос открытый, однако в течении 1972-1975 гг. ленинградцы организовали производство моделей истребителей МиГ: МИГ-15, МИГ-17, МИГ-19 и МИГ-21. Кстати, “пятнашку” сделали на основе польской модели от фирмы “Ruch”, а поляки, в свою очередь, слегка “позаимствовали” оригинал у британской фирмы “Airfix”. Остальные модели делались “с нуля” и, надо сказать, что по советским мерками они могли считаться весьма неплохими, если бы не один нюанс – все ленинградские МИГи были скорее “вариациями на тему”, чем масштабными копиями. Впрочем, советских моделистов-любителей это совершенно не смущало.

 

Отдельно стоит отметить вклад московского завода “Огонек”, на котором во второй половине 1970-х гг. начали выпускать модели космических кораблей “Восход” и “Восток”. Вот это был по-настоящему советский Hi-Tech, без какого-либо сарказма! В собранном и окрашенном виде оба корабля смотрелись просто превосходно даже на уровне западных аналогов. Это было, что называется, то самое “попадание в яблочко”.
 

Впоследствии и другие предприятия в Москве, Таллине, Риге освоили выпуск собственных моделей, но это произошло уже в 1980-е гг. И вот тут самое время перейти к следующей части нашего повествования.
 
 

Этот уменьшенный, уменьшенный, уменьшенный мир

 

Именно под таким названием вышла публикация в февральском номере журнала “Техника-Молодежи” за 1971-й год, вызвавшая огромный резонанс в среде моделистов. Не назвавший себя автор в достаточно мрачных красках описал ситуацию со стендовыми моделями в СССР, и ответ не заставил себя долго ждать в виде статьи “Игрушка – дело огромной важности”, опубликованной в том же номере. В ней высказались такие значимые люди, как заместитель начальника Главного управления по производству игрушек МЛП СССР, директор завода “Юный техник”, главный инженер завода “Огонек” и другие. Общее мнение сводилось к тому, что новые модели конечно же необходимо разрабатывать собственными силами и их просто обязательно использовать как оружие пропаганды (отметим этот момент, так как он является ключевым в нашем рассказе).

 

 

 

 

Правда, тут же отмечалось, что изготовление производственной оснастки потребует поиска чертежей, наличия точного оборудования и различных согласований, что делает процесс доставки моделей потребителю очень трудоёмким занятием. Переводя с “русского на русский” это означало, что ждать большого количества советских разработок в обозримом будущем не придется.

Зато, руководители заводов обещали скорый ввод в эксплуатацию пресс-форм для танков Т-34 и ИС-3, самолётов Як-3 и Ту-144, крейсера “Аврора”, броненосца “Потемкин”, а также для ледоколов “Ленин” и “Арктика”. Вроде как неплохой задел, но тут начальство “забыло” сказать, что пресс-формы для кораблей были разработаны французской фирмой “Heller”, да и прочая оснастка для моделей судов тоже заказывалась за границей…

 

Продолжение истории последовало в майском выпуске “Техники-Молодежи” за 1972-й год, где была опубликована статья “»Игрушечные» проблемы игрушечной индустрии”. На этот раз слово предоставили простым читателям, которые не скрывали своего неудовлетворения положением дел с производством моделей-копий (причем, не только из пластика).
 

 

Если говорить в целом, то потребителей прежде всего не устраивало отсутствие сборных моделей в розничной продаже, хотя советские образцы уже выпускались и имели большой успех. Более того, продавцы сами не подозревали о такой категории товара. Почему так вышло, будет рассказано чуть дальше. Кроме того, именно в этой статье был поднят вопрос о стандартизации масштабов для выпускаемых моделей, что было тоже не лишним. Советские конструкторы тогда прошли мимо основных международных масштабов (например, для моделей техники были приняты 1\16 и 1\35, для железных дорог — 1\87, для самолётов — 1\96, 1\72, 1\48 и 1\32, для кораблей — 1\350 и 1\400), поэтому те же танки завода “Огонек” имели пропорции примерно 1\30, а в моделях самолётов вообще был полный разнобой от 1\50 до 1\150.

 

Тем не менее, поднятая “волна” возымела определенное действие на чиновников, поскольку…

 

 

На правительственном уровне

 

Все главные вопросы в Советском Союзе решались понятно кем и где, но ради создания видимости “народного волеизъявления” раз в пять лет устраивалась очередная массовка под названием Съезд КПСС. В нашем случае это мероприятие сыграло более чем положительную роль, так как именно на XXIV Съезде, проходившем в Москве с 30-го марта по 9-е апреля 1971-го года, была принята программа развития страны на следующую пятилетку (кстати, одним из докладчиков там выступал Председатель правительства А.Н.Косыгин). В частности, резолюцией по развитию легкой промышленности СССР предписывалось увеличить объёмы производства “на основе внедрения новой техники и прогрессивных технологий, а также автоматизации и механизации производства”. И тут перед непосредственными исполнителями возникал вопрос – где же взять всё эти средства и внедрить в столь сжатые сроки?
 

К счастью, неповоротливость советской бюрократической машины на сей раз пришлась очень кстати, поскольку лишь 22-го апреля 1974-го года Совет Министров СССР принял эпохальное для моделистов постановление №292 “О некоторых мерах по улучшению качества и ассортимента изделий легкой промышленности и совершенствованию связей торговли с промышленностью”.

Для обычных людей это означало, что в скором времени на прилавках магазинов должны были появиться новые игрушки, но перед этим, 21-го мая того же года, Совет Министров РСФСР принял соответствующее постановление №285 уже на республиканском уровне. Однако, выпустить правительственное постановление – это одно, а развернуть производство – это совсем другое.
 

Основная загвоздка состояла в том, что советские предприятия были не способны к быстрому развертыванию производства чего бы то ни было, начиная от скрепок и заканчивая автомобилями (если, конечно, дело не касалось “оборонки”). Точнее говоря, любые инновации на местах часто игнорировались, поскольку руководство требовало “дать план”, а введение в устоявшийся ассортимент новых наименований продукции могло сбить ритм производства или дать более высокий процент брака, чем это требовалось (да-да, планы по браку и отгрузке лома тоже были). При этом, на самих предприятиях советские инженеры в инициативном порядке занимались разработкой и изготовлением производственной оснастки и сейчас такие “опытные экземпляры” игрушек ценятся едва ли не на вес золота.
Другими словами, тут требовалось “быстрое решение” и оно было найдено!
 

Как ни странно, но знаменитая фраза Остапа Бендера из романа “12 стульев” про заграницу, была в полной мере применима к постановлению №292 – производственную оснастку действительно решили приобрести за границей, а параллельно с этим в Донецке развернули строительство огромной даже по союзным меркам фабрики игрушек, которую намеревались оснастить по последнему слову техники.

И всё же, этот грандиозный план мог не состояться, если бы здесь не имело место стечение целого ряда обстоятельств, ставших катастрофой для нескольких западных производителей, но сыгравших на руку Советскому Союзу. А произошло вот что.
 
 

“Заграница нам поможет!”

 

Когда в Советском Союзе только-только раскачивались, на Западе с 1948 года полным ходом шли продажи сборных пластиковых моделей. Первопроходцами стали производители из США (“O-lin”, “Aurora” и “Revell”), за которыми вскоре подтянулись британцы, немцы, французы и другие. Особо сильный противовес американцам на мировом рынке оказывали фирмы International Model Aircraft (IMA) и “Airfix” из Великобритании, мощно стартовавшие в 1955-1958 гг. и уверенно заполнявших модельный рынок своей продукцией. Тут надо отметить, что фирма IMA продавала свою продукцию под торговой маркой FROG, которая являлась аббревиатурой и означала Flight Right-Off the Ground (Взлетающий Прямо с Земли), а вообще три первые масштабные модели из ацетата целлюлозы она выпустила ещё в 1936-м году!

 

Настоящий фурор торговая марка FROG произвела в 1955-1960 гг., сумев по-настоящему отличиться выпуском простых, но в то же время качественных моделей, часть которых в плане соответствия реальному прототипу не имела равных до 2000-х гг!!! Да, это были поистине великие времена для фирмы IMA, вышедшей тогда на пик своей активности.

Впрочем, торговая марка FROG стала одной из наиболее популярных не только в Великобритании – с 1964 года были весьма агрессивные попытки выйти на рынки США и Франции под брендами “Air Lines” и “Tri-ang”, но и тут нашлись “эффективные менеджеры”, буквально спускавшие с трудом заработанные деньги как на избыточный маркетинг, так и прямо себе в карман. И это при том, что сами пресс-формы пришлось перевозить в обозначенные страны, поскольку экспорт готовой продукции облагался нечеловеческими пошлинами! Как итог – американский филиал закрылся в 1966 году, а вот фирма-партнер из Франции продержалась на два года дольше.
 

Между тем, в Великобритании остро обозначился экономический кризис, сильно повлиявший на местную игрушечную промышленность. Если не вдаваться в глубинные подробности, то в 1967 году руководство IMA согласилось на слияние с фирмой “Rovex Ltd.” (впоследствии не раз изменявшей свою название), которая в свою очередь входила в концерн “Dunbee-Combex-Marx” (DCM) – с ним тоже связана не менее интересная история. 

Как несложно догадаться, в составном названии концерна присутствовало несколько индивидуальных названий, из которых нам интересно название “Marx”. Свою “родословную” оно ведёт от компании “Louis Marx & Company, Inc.”, основанной в 1919-году предпринимателями Луи и Дэвидом Марксом и выпускавшей различные игрушки, в том числе фигурки из пластика – именно “пираты”, “ковбои”, “викинги”, “римляне” и “индейцы” стали наиболее популярной продукцией этой компании – оригиналы от “Marx” высоко ценятся коллекционерами и в наше время.

 

И вот тут успешную американскую компанию подвела избыточная любовь к родине в совокупности с очень дорогой рабочей силой. То есть, когда надо было переводить производство в страны “третьего мира”, оставшийся из братьев Луи Маркс решил не жертвовать качеством и продолжать работать только в США. Результат был вполне прогнозируемый – в 1972-м году “Louis Marx & Company, Inc.” прекратила своё существование как самостоятельный субъект хозяйствования, а вся производственная оснастка была продана компании “Quaker Oats”, которая тоже не смогла выгодно использовать для себя это приобретение, будучи вскоре поглощённой концерном “Dunbee-Combex”, руководил которым Сэр Ричард Бичем (Sir Richard Beecham).
 

Фактически, именно DCM спустя каких-то пять лет “утащит на дно” отделение FROG, которое было отнюдь не убыточным. Однако, как раз этой торговой маркой решили пожертвовать, чтобы рассчитаться с кредиторами.

Решение о продаже “фроговской” производственной оснастки (равно как и оснастки для выпуска фигурок от “Marx”) было принято в 1974 году, когда торговая марка FROG прошла ребрендинг и собиралась выпустить на рынок партию отличнейших новинок. Вначале поиск потенциальных покупателей производился только на западном рынке, но поскольку продавать собирались абсолютно всё и сразу, то ни одна из фирм не отважилась на столь рискованный шаг. И тут, к радости руководства DCM, на горизонте появилась фирма “Novoexport”…
 
 

Пришествие “Novoexport”

 

Что же это была за фирма?

Когда на Западе кипели дела с расширением модельного ассортимента, на рынок капстран достаточно тихо вошли сразу несколько советских фирм-посредников, через которые закупалась как зарубежная продукция, так и поставлялась своя. Одной из таких фирм была “Novoexport”, а занималась она преимущественно игрушками. Кстати, именно благодаря ей (а точнее говоря, усилиями одного из бойких торговых представителей, родом с Кавказа) весь мир узнал о масштабных моделях автомобилей завода “Тантал” из Саратова. Полагаю, тем, кто “родом из СССР”, рассказывать, что они из себя предоставляли, будет излишне, а кто не в курсе – рекомендую прочитать статью на сайте “Antitrend коллекция”.
 

 

Так вот, практически сразу после выхода Постановления №292, представители фирмы “Novoexport” получили задание начать усиленный поиск продавцов, хотя этот процесс уже некоторое время находился в динамике и ранее привел к приобретению пресс-форм у фирмы “Heller”. В итоге, удалось очень быстро договориться сразу с несколькими фирмами из США, Великобритании и Италии, причем у итальянцев приобрели пресс-формы для производства “машинок” из силумина, создав таким образом дополнение к продукции “Тантала” – выпуск моделей автомобилей наладили в Москве, Донецке и Минске. Также в Италии у фирмы “Co-Ma” купили пресс-форму на самолёт “TU-104” и отправили её в Баку, где она беспощадно эксплуатировалась до начала 1990-х и впоследствии успешно сгнила.
 

Впрочем, наиболее впечатляющим был британский вклад – первоначально фирма “Rovex Models and Hobbies Ltd.” (это было последнее её название, принятое в 1974-м году) предложила приобрести всю производственную оснастку! Предложение было очень заманчивым, хотя советская сторона прекрасно осознавала, что “западный” объем ассортимента она просто не вытянет. В итоге сошлись только на “солдатиках” и “самолётиках”, но и тут было не всё просто…
 

Нюанс заключался в том, что среди “фроговских” моделей присутствовали самолёты “нацистской Германии”, “фашистской Италии” и “империалистической Японии”. Появление их на внутреннем рынке СССР посчитали недопустимым, причем под раздачу также попали самолёты Fokker, хотя сама фирма была голландской.

Не остановившись на этом идеологи взялись за ревизию остального ассортимента и с ужасом обнаружили, что FROG выпускает “натовские” самолёты F-4K\M “Phantom”, SEPECAT “Jaguar”, BAC “Lightning” и другие. Тут уж представители британской стороны проявили смекалку, заявив, что эти самолёты в боевых действиях против СССР и дружественных стран участия не принимали, а следовательно, считаться “вражескими” не могут. Удовлетворившись этим ответом, идеологи дали “добро” на сделку, в которой были очень интересные пункты.
 

Дело в том, что советская сторона очень дорожила заработанной валютой и приобретала более 100 комплектов пресс-форм только с тем условием, что рассчитываться она будет за них готовыми отливками. В любой другой ситуации DCM отвергла бы такое “выгодное” предложение, но на тот момент финансовое положение концерна было столь бедственным, что британцам пришлось согласиться. Кстати, “фашистов” в 1977 году успешно продали фирме “Revell” (точнее говоря, её западногерманскому филиалу), которая периодически выпускает небольшие партии некоторых моделей.
 

В августе 1975 года между фирмами “Rovex Models and Hobbies Ltd.” и “Novoexport” было подписано 12 соглашений, а первые пресс-формы отправились в Советский Союз в середине 1976 года. Собственно, именно с этого момента началась “золотая эра” советского стендового моделизма.
 
 

Дорогая “Novo Toys Ltd”…

 

После прибытия в СССР производственная оснастка отправлялась на заводы-изготовители далеко не сразу. Вначале она проходила испытания в ЦКТБИ и Институте игрушки, где делали тестовые отливки и готовили техническую документацию на русском языке. Часть комплектов поставлялась в Великобританию для оценки качества, причем британская сторона в это время искала пути для более выгодной реализации отливок советского производства. Итогом этой деятельности стало создание в начале 1977-го года фирмы-посредника “Novo Toys Ltd”.

Самыми первыми, 14-го января, в строении ангарного типа по адресу High Street в небольшой деревеньке Максей (что в десяти милях от города Питерборо) были размещены склад и офис – сюда поступали отливки и полиграфия для дальнейшего распределения по розничным сетям. Спустя четыре дня, 18-го января, клерком фирмы было подано уведомление под номером 1073250 об использовании торгового знака “Novo Toys Ltd”. Описанные события стали ключевыми моментами в том числе в истории советского коллекционного моделизма, но об этом чуть позже.
 

Поскольку ситуация с поставками готовой продукции из СССР вырисовывалась в крайне радужных тонах, предстояло определиться, в какой упаковке будут продаваться модели в Великобритании. В 1976 году, в порядке эксперимента, были напечатаны “белые” коробки для трех моделей – для них в качестве образца использовался форм-фактор стандартных малых коробок FROG, но без логотипа фирмы-изготовителя. Такой вариант был неплох, но всё-таки для “нововской” продукции решили сделать оригинальный дизайн, в результате чего появились знаменитые “синие” коробки и “лепестки” (картонные вкладыши, которые складывались пополам, а между ними, на скрепках, закреплялся полиэтиленовый пакет с отливками, инструкцией и декалью). Между тем, в марте 1977 года торговая марка FROG канула в Лету, погребя вместе с собой несколько потенциально успешных проектов…
 

О том, насколько грандиозными были планы британской стороны, можно судить по следующему списку комплектов производственной оснастки, проданной через фирму “Novoexport”:

95 – самолёты, вертолеты и дирижабль

11 – военные корабли и коммерческий суда

4 – автомобили
 

Даже с учетом того, что часть моделей на британском рынке так и не появилась, за полные три с половиной года сотрудничества (1977-1980) советские предприятия отгрузили более 2.750.000(!!!) комплектов отливок – такие объёмы британцы видели разве что во сне. Можно было бы и больше, не подведи культура производства и сырьё, качество которого не отвечало западным нормам. Часть моделей не попала в серийное производство именно потому, что уже в процессе тестирования вышло из строя несколько пресс-форм.
 

Если вы считаете, что “убивать” производственную оснастку могли только в Советском Союзе, то вы сильно ошибаетесь. Первый инцидент такого рода имел место в 1965-1966 гг., когда из США начали возвращаться “фроговские” пресс-формы. Руководство фирмы IMA неоднократно отмечало, что их состояние является крайне неудовлетворительным и является свидетельством эксплуатации “на износ”. Но американцы на это не обращали внимания, продолжая заниматься своим любимым делом – зарабатыванием денег из всего, что только возможно (тем более, что они не занимались созданием и ремонтом производственной оснастки).
 

С французской фирмой “Tri-ang” сложилась похожая история, только для некоторых моделей прибытие во Францию стало “могилой” – так, в начале 1970-х гг. были утилизированы пресс-формы для одной из первых моделей, выпущенных под торговой маркой FROG – истребителя DH “Venom” FB.4.
 

Ещё шесть (по другим данным — восемь) комплектов пресс-форм исчезли при очень невнятных обстоятельствах. Согласно договору с фирмой-партнером “Tri-ang Pedigree” из Новой Зеландии они должны были отправиться на другой конец света морским путем, но в итоге так никуда и не приехали. По наиболее распространенной версии причиной тому стала гибель судна где-то в морях Юго-Восточной Азии, хотя два других комплекта производственной оснастки вполне успешно прибыли в Новую Зеландию и даже выпускались в 1969-1971 гг…

Почуяв прибыль, фирма “Novoexport” захотела торговать моделями в странах СЭВ, но тут возбудились сами британцы, опасаясь реэкспорта. Вместо этого они напечатали несколько партий экспортных “красных лепестков”, правда, на этом всё и закончилось. Одновременно с этим, в ожидании дальнейших поставок, фирмой “Novo” была заказана вторая партия полиграфии (по слухам – в Финляндии), но тут случилось несчастье – в конце 1980-го года концерн DCM был признан банкротом, а вслед за ним ликвидировали все дочерние компании, включая “Novo”.
 

Казалось бы, это конец “британской” истории? Как бы не так!

Обычно после банкротства остатки продукции распродаются для покрытия долгов, но только не в случае с “Novo”! В рамках дополнительного соглашения все партии нереализованных коробок, инструкций и декалей в 1981 году были отправлены в Советский Союз. Единственное, что не удалось выкупить – это четыре комплекта пресс-форм для самолётов Як-3, ЛаГГ-3, МиГ-3 и Анатра ДС из серии “The Russians”, созданных в 1977 году по советскому заказу.
 

Прошло ещё некоторое время, и в 1982 году компания Capital Model Supply (CMS) обратилась с инициативой продолжить сотрудничество. Для поставок в Великобританию выбрали 15 моделей (первоначально был ещё и “Lancaster” от ДФИ, но от его поставки вскоре отказались). По всей видимости, в данном случае советская сторона в лице фирмы “Novoexport”, отвечала не только за поставку отливок, но и за выпуск части (или даже всей) полиграфии. Впрочем, советский подход к этому вопросу для британцев стал некоторым шоком – вместо декалей были напечатаны “липкие аппликации”. Если делать сравнение с чем-то более привычным, то это всё равно, как на BMW наклеить молдинг от ВАЗа.

Тем не менее, такой вариант был принят, но пока шли очень затяжные переговоры, в августе 1984 года компания CMS тоже была объявлена банкротом – причем известие об этом пришло всего за двое суток до подписания эпохального соглашения! Но и это ещё не конец.
 

Финальная попытка выйти на сотрудничество с Советским Союзом состоялась в 1985-1987 гг. На этот раз с британской стороны участвовала фирма “Red Star” (говорящее название, не правда ли?), а с советской – представители некой внешнеторговой фирмы и Донецкой фабрики игрушек. По сути, “Red Star” пыталась в какой-то мере реализовать планы CMS, сократив количество запрашиваемых моделей до 10 (при этом, британская фирма выкупила четыре “экс-фроговских” комплекта пресс-форм, о которых рассказывалось выше). Но и тут не срослось – уже на стадии приемки тестовых отливок начали выявлять брак и, пока его устраняли, в СССР начал меняться государственный строй и тема поставок моделей за рубеж отошла на второй план. Вот теперь действительно – конец…
 
 

Для внутреннего потребителя

 

После изучения статистики поставок готовой продукции в Великобританию напрашивается вывод, что себе советская сторона ничего не оставляла. На самом деле это далеко не так. Флагманом по выпуску моделей-копий стала Донецкая фабрика игрушек, которая в 1977-1980 гг. освоила по меньшей мере 35 из 46 комплектов пресс-форм. Одновременно с экспортными поставками часть продукции направлялась и на внутренний рынок.
 

Тут будет не лишним рассказать об упаковке, которая изготовлялась для моделей советского производства. И вот здесь среди производителей не было никакого единства мнений! Абсолютно.

Так, предприятия в Донецке, Баку, Ташкенте и Минске решили использовать рисунки с “нововских” коробок, приспособив их под возможности собственной полиграфической отрасли, и в итоге сильно пострадала графическая составляющая. В Москве на заводе “Кругозор” поступили ещё более просто, использовав “плоские” проекции самолётов и вертолетов. До начала 1980-х гг. держался “Огонек”, но и он впоследствии перешел к методу “простых решений”.

Самая интересная ситуация сложилась в Ташкенте, где изначально, с 1977 года, использовалась именно коробочная упаковка. На этом предприятии лозунг “экономика должна быть экономной” поняли слишком буквально, и примерно с 1981 года начался переход на картонные вкладыши, которые представляли собой… вырезанные части тех же коробок. Такая вот экономия по-советски.

Следом подтянулись московские заводы “Огонек”, “Прогресс” и “Кругозор”, ташкентская фабрика “Ташигрушка”, ярославский химзавод “Луч”, Наро-Фоминский завод пластических масс, Фрунзенский завод пластмассовых изделий и минское ПО “Мир”. Примечательно, что наряду с Ярославлем минчане приступили к производству позднее всех – в конце 1979 года. Тем не менее, за следующие полгода ПО “Мир” успело выпустить 100.000 экспортных отливок “HMS Exeter” (он же “Крейсер”) и 65.000 “DH-60 Gipsy Moth” (он же “Учебный биплан”), не считая комплектов для внутреннего рынка и “пробников” с других 7 пресс-форм, которые никто никогда не считал.
 

Тут у пытливого читателя может возникнуть вопрос – а каким образом распределялись пресс-формы? Допустим, с Донецкой фабрикой понятно, так как она была самой крупной, а с остальными как? Данную ситуацию можно прокомментировать следующим образом – никакого системного подхода в распределении не было. Точнее говоря, вся “системность” заключалась в том, чтобы “раскидать” производственную оснастку по всему Союзу и, таким образом, насытить удаленные регионы новой продукцией.

С “нововской” полиграфией получилось ещё веселее. Особо не разбираясь в каких-то там индексах моделей, коробки, декали и инструкции буквально растерзали по всему Союзу. Например, для моделей, выпускавшихся в Донецке, часть коробок хранилась на складе в Москве — и наоборот. Минчанам вообще сначала ничего не досталось, только в середине 1980-х гг. всё же удалось привезти большую партию коробок, но без фирменных инструкций и декалей. И так было при советской власти постоянно, не говоря уже о “несунах”, которые пачками выносили полиграфию со вкладов и затем продавали её на толкучках по цене от 1 до 10 рублей за комплект. Кстати, говорят, что именно тотальное воровство стало причиной пожара на складе в Москве, где почти полностью сгорела полиграфия для моделей… которые тогда не выпускались. Другими словами, согрело именно то, что должно было сгореть (так как не имело особой ценности в виду отсутствия пластика для полного комплекта), а списали всё, что успели украсть. Теперь “вовремя украденные” коробки для этих моделей — а их буквально 4 штуки, являются предметом абсолютно фетиша для коллекционеров “Novo”.

Прямо скажем, с точки зрения бизнеса данный процесс был из разряда “так себе решение”, но не будем забывать, что дело происходило на рубеже 1970-1980 гг., когда понятия о насыщении рынка, прибыльности и культуре производства были совершенно другие! Вот и получилось, что распределение происходило из расчета очень субъективного восприятия союзным руководством потребностей различных региона данным видом продукции.

Фактически, это привело к тому, что каждый регион выпускал модели в основном для себя. Ситуация на местном уровне была отнюдь не лучше – ниже приводится отрывок из интервью внештатного корреспондента “Справочно-информационного бюллетеня” (г.Баку), которое он взял у начальника производственно-технического отдела Бакинской фабрики игрушек Г.Н.Слукиной. И хоть описываемые события относятся к декабрю 1987-го года, в целом это очень точно отражает положение дел в рассматриваемый нами период:
 

Корреспондент: В клуб ИТСМ* пишут, что модели, которые выпускает фабрика, во многие города не поступают. Чем это можно объяснить?

Г.Н.Слукина: Это объясняется прежде всего тем, что во время ежегодных ярмарок представители местных органов культторга не заказывают у фабрики эти модели. Так например, на 1988 года отказались от наших моделей Молдкультторг, Ивано-франковский культторг, Минская база культторга, Волынский культторг, Эстонская республиканская база культторга, Астраханский культторг, Сумская база культторга, Талды-Курганская база, Каширская база, Восточно-Казахстанская и Бакинская базы культорга. Москва и Ленинград вообще не заказывают нашу продукцию. И этот список можно было бы продолжить. По всей видимости, представители этих организаций просто не изучают спрос в своих регионах. Члены местных клубов ИТСМ могли бы поправить эту ошибку, посоветовав культторговцам, что надо закупать…

 

*ИТСМ – клуб Историко-технического стендового моделизма.

Вот так! Ну не хотели брать товароведы непонятный товар, который вызывал много вопросов ещё до реализации. То есть, в понимании закупщиков (обычно это были женщины среднего возраста и выше) сборные модели были обычными игрушками, а то, что у них оказывается есть ещё и какие-то индексы — так это ещё понимать нужно что к чему. Допустим, товароведу объяснили про огромную разницу между моделями “Индекс 166” и “Индекс 363” (а она действительно огромная!), но тогда возникали новые, не менее тяжелые вопросы: “А зачем так поделили? А чего такая страшная коробка? А краска нужна? Если нужна, то какая? А у вас она есть? А к ним еще клей нужен? А если клей высохнет, мне придется модель менять или деньги возвращать? А зачем мне жалобы? Давайте лучше ваши кубики посмотрим, они тоже в пакетике?”
 

В общем, особо никто связываться со сборными моделями не хотел. И это при том, что спрос во всех регионах Советского Союза на эту продукцию был просто огромен! Справедливости ради надо отметить, что с началом активной фазы “перестройки” распределение продукции существенно улучшилось, но это произошло лишь в 1989-1990 гг. А в годы “застоя” советские моделисты оказались в очень непростой ситуации, являвшейся следствием той самой “политики распределения”.
 

Многие моделисты из старшего поколения наверняка были знакомы с московским клубом моделистов и “толкучкой” у “Детского мира”, где можно было приобрести то, что в магазинах не продавалось. Эти были те самые места, где “бизнесмены” (а проще говоря – обычные барыги-спекулянты) неплохо наваривались на обычных людях, которым были недоступны многие, очень многие модели из “нововского” ассортимента. А откуда же они брали всё это богатство? Ответ на это весьма прост – прямо с заводов-производителей!

Суть советского “черного рынка моделей” заключалась в том, что та же Донецкая фабрика выпускала в течении 1980-1988 гг. от 15 до 20 наименование моделей ежегодно, а остальные модели держала на хранении. Это было очень удобно, так как ни на местном уровне, ни в Министерстве, не требовали отчитаться, сколько было выпущено “истребителей”, а сколько – “бомбардировщиков” или “кораблей”. Отчеты сводились к общим цифрам и оформлялись как выполнение плана по выпуску игрушек определенной категории. И всё. В то же время, полагать, что пресс-формы просто лежали и ждали своего часа на складе было бы очень наивно…

По воспоминаниям одного из коллег, которому в середине 1980-х гг. довелось побывать в Донецке, начальник цеха выводил в ночную смену несколько рабочих, которые ставили в производство “складские” пресс-формы и делали от нескольких сотен, до нескольких тысяч отливок. Эта продукция “шла налево” и в отчетности никак не фигурировала. Схожая ситуация наблюдалась в Ташкенте, Минске и Москве, но там дело больше касалось “несунов”.

Так в Советском Союзе появилась категория моделей под названием “непродажка” – то есть, это была продукция, которая не продавалась через розничную сеть советских магазинов. Цены на такие модели колебались очень сильно – от 10 до 350 рублей (при том, что отпускная цена на самую дорогую “продажную” модель собственного производства не превышала 6 рублей 50 копеек)! Торговали “непродажкой” очень бойко и за день ушлый барыга мог вполне накопить денег на хороший магнитофон. Но и сотрудники ОБХСС тоже не дремали – в общем, время было очень интересное.
 

В такой ситуации логичным выходом казался ввод в легальную эксплуатацию остальных пресс-форм, хотя и тут не сложилось, так как руководители советскими предприятиями не хотели заниматься производством “избыточной” продукции. Так и жили долгие годы, пока не случилось обострение идеологической борьбы с тлетворным влиянием Запада, которое в очередной раз лишь подстегнуло нечистых на руку сотрудников предприятий к действию…
 
 

Охота на “Ягуара”, “Хантеров” и прочих “Злодеев” в условиях позднего социализма

 

Эту главу вначале хотелось назвать “Охотники на «Приведениями»”, поскольку речь в ней также пойдет о модели самолёта F-4 “Phantom”, но “фантом” – это не “приведение”, а всё-таки “призрак”, да и “гвоздем программы” выступила именно модель под названием “Jaguar”.
 

Хорошо выстроенный процесс производства “продажных” и “непродажных” моделей подвергся корректировке благодаря советским идеологам. Не секрет, что на внутреннюю политику СССР влияло множество внешних факторов, где переплелась война в Афганистане, экономические санкции, программа “Звездных войн”, расширение экспансии США в восточных странах и многое другое. Ответом на это стала сильная реакция на всё западное, что так или иначе можно было отождествить с агрессией против СССР и советского образа жизни. В качестве наиболее яркого примера можно привести список запрещенных музыкальных групп, регулярно обновлявшийся в 1984-1985 гг., в который попали даже Pink Floyd и Blondie. Но это было только начало.
 

Первый “знак беды” случился в начале 1980 года – после выпуска в Ташкенте новой партии отливок для модели Hawker “Sea Fury” идеологи вдруг увидели, что в каталоге “Novo” присутствует явная крамола:
 

“…Sea Fury served aboard four carriers during Korean War and shot down a number of much faster MIG 15s”

“…Sea Fury служили на борту четырех авианосцев во время Корейской войны и сбили несколько более быстрых МиГ-15”

Такие выражения были просто недопустимы и, в итоге, поставки указанной модели не состоялись, хотя часть отливок британцы всё же прибрали к рукам и впоследствии продали. “Так это же идиотизм!” – скажете вы. Совершенно верно, идиотизм. И реальность “совкового” образа мышления одновременно.
 

Второй “припадок” случился в 1983-1984 гг., когда с “лепестков” для моделей химзавода “Луч” были убраны опознавательные знаки Королевских ВВС Великобритании (RAF). Декалей в ярославских комплектах отродясь не было, так что никакого в данном случае существенного изменения моделисты просто не заметили. Хотя, определенные мысли уже закрадывались…

Затем наступила очередь нескольких моделей Донецкой фабрики, где с нижних частей коробок удалили схемы окраски, оставив только контуры самолётов. Кроме того, из комплектов изъяли “декали” (а по сути, обычными листики с напечатанными на них обычной полиграфической краской опознавательными знаками). От этого пострадали также модели учебно-тренировочных самолётов, хотя их обвинить в агрессии было как-то слишком.

Кому помешала “враждебная техника” – догадаться совсем нетрудно, но есть версия, что сотрудники предприятия в Донецке сами сработали на опережение, чтобы сохранить выпуск моделей, попавших под репрессии. И ведь было от чего беспокоится – здесь мы переходим к нашей “вишенке на торте”, которая совсем даже не вишенка, а скорее арбуз, едва не раздавивший торт.

 

Вопрос с моделями-копиями из пластмассы был ещё раз поднят в августовском номере журнала “Техника-Молодежи” за 1984 год, где была опубликована статья “Большие проблемы микротехники”, также не оставившей равнодушной моделистов всей страны. Особо контрастными смотрелись “достижения” советской легкой промышленности в сравнении с “ново-фроговскими” моделями, которые тогда можно было достать в фирменных коробках с экспортными декалями и инструкциями. Причем в главе “Разговор продолжается…” вообще была описана вопиющая ситуация с выставкой, организованной редакцией “ТМ” — здесь присутствовали «Ме-109», «ФВ-190», «Ю-87», «Б-25», «А-7 Корсар» и другие модели “неправильных” самолётов! Не исключено, что подобные мероприятия просто переполнили чашу терпения советских руководителей, распорядившихся навести порядок в производстве сборных моделей. И его навели…
 

Вообще, именно 1984-й год запомнился читателям “Техники-Молодежи” ещё и тем, что по иронии судьбы, в февральском и мартовском номерах журнала (одновременно с сообщением о смерти К.У.Черненко), была начата публикация романа Артура Кларка “2010: Одиссея-2” и… практически сразу прекращена. Причиной послужили фамилии советских космонавтов, которые якобы соответствовали фамилиям диссидентов, изгнанных из СССР.

Продолжение последовало в номерах “ТМ” с ноября 1988-го по май 1990-го года включительно, причем в майском номере опубликовали объяснительные записки (а проще говоря — кляузы и доносы), в которых детально описывалось негативное влияние романа “2010: Одиссея-2” на советского человека, а отдельные сотрудники редакции “ТМ” были “поставлены на вид”.

********

 

Отправной точкой в финальном угаре борьбе с “натовской угрозой” стала совсем короткая заметка под названием “Продается… «Ягуар»”, которая была опубликована 27-го февраля 1985 года газетой “Комсомольская правда” в рубрике “Операция «Диалога»”.

 

“Я коллекционирую фотографии и модели самолётов, собираю литературу от авиации. И вот с чем недавно столкнулся.

На прилавках наших магазинов стали появляться модели таких самолётов, как «Ягуар» и «Хантер» — это истребители, находящиеся на вооружении агрессивного блока НАТО. В торговлю, правда, они поступают без названий и опознавательных знаков, просто картонная коробка с силуэтом и надписью: индекс такой-то, производство московского завода игрушек “Кругозор”.

Мне кажется, не следует пропагандировать чужие модели военной техники…

Валерий КРУГЛОВ, 17 лет

Железнодорожный

Московская область
 

По заданию редакции корреспонденты “Комсомольской правды” проверяют, кто и как планирует и контролирует выпуск таких игрушек. Попадают ли на прилавки образцы отечественной техники? Ждем и ваших предложений и ответов.”

Как говорится, в этом опусе прекрасно всё! Начиная от “17-летнего неравнодушного моделиста” и заканчивая отправкой корреспондента для проверки идеологической совместимости советского человека и продукции московского предприятия. Надеяться на то, что публикация в рубрике “Операция «Диалога»” будет “спущена на тормозах”, не приходилось – команда “фас” уже была дана и руководство требовало результатов. И они-таки были.
 

 

Продолжение истории последовало в выпуске “Комсомольской правды” от 10-го апреля 1985 года – статья вышла под тем же названием, но с вполне предсказуемым финалом. В сухом остатке оказалось, что буквально ни за что, пострадала модель истребителя Hawker “Hunter”. Вот если бы советские идеологи копнули чуть глубже, то выяснилось бы, что именно “хантеры” из состава ВВС Ирака оказали наиболее яростное сопротивление израильтянам во время Шестидневной войны 1967-го года. Но куда там разбираться…
 

Удивительно, но производство “Ягуаров” (равно как и модели ещё одного британского самолёта – экспериментального Fairey FD.2 “Delta”, побившего в 1955-м году рекорд скорости) не свернули, хотя их количество в этот период несколько сократилось. Это позволяет сделать вывод, что руководство завода в Наро-Фоминске смогло обойти идеологический вопрос и продолжать радовать советских моделистов своей продукцией.
 

Также поступили и на Донецкой фабрике, довольствовавшись показательным исключением схем окраски с ещё нескольких коробок. Кстати, основная часть “натовских” моделей и без того находилось в списках “непродажки”, поэтому любые действия идеологов в данном направлении только радовали барыг.
 

Следующим в списке “репрессированных” стал уже упомянутый американский палубный истребитель-бомбардировщик McDonell Douglas F-4K\M “Phantom”, модель которого выпускалась минским ПО “Мир” под названием “Всепогодный истребитель” – в последний раз перед “перестройкой” он появился в продаже как раз зимой 1985 года. Вообще пресс-форма для этой модели имела очень интересную судьбу ещё при существовании торговой марки FROG.

 

 

Оригиналом для её создания послужила модель японской фирмы “Hasegawa”, отливки которой поставлялись в Великобританию в 1968-1974 гг. в рамках взаимовыгодного обмена. Успех этого предприятия был очевиден – за указанный период в Великобритании было продано 180.000 японских отливок в британской упаковке!

Британцы специально выбрали именно модификацию F-4K\M, поскольку к ней относились самолёты, оснащенные только двигателями Rolls-Royce и находившиеся только на вооружении RAF – впоследствии этот факт был выгодно использован представителями фирмы “Rovex”, поскольку самолёты из состава ВВС США активно использовались во Вьетнамской войне и других локальных конфликтах.

Затем сотрудничество с японцами вынужденно прервалось, а фирма “Rovex” решила сделать собственные пресс-формы, немного упростив оригинал. Работы продолжались в течении 1972-1974 гг., но выпуск собственной копии F-4K\M “Phantom” удалось наладить только в 1975-1976 гг., уже под занавес существования торговой марки FROG. Собственно, и продажи оказались скромнее – всего 35.000 комплектов.

В Советский Союз пресс-формы для F-4K\M “Phantom” прибыли одними из последних и в 1979 году оказались в Минске. Наладить экспортные поставки белорусы не успели, зато с 1982 года эта модель периодически стала встречаться на прилавках магазинов. Вот тут за неё и взялись партийные “охотники за приведениями”.

Вряд ли вопрос стоял непосредственно об уничтожении пресс-форм, но одна из самых популярных в СССР моделей исчезла из продажи аж до 1990 года. Как только об этом узнали барыги с московской “толкучки” стоимость “фантома” подскочила с 10 до 25-30 рублей и даже в год возобновления производства она не опускалась ниже 15 рублей. Вот так идеологи помогли дополнительно озолотиться советским спекулянтам.
 

Не осталась в стороне от этих событий и западная пресса — уже 13-го апреля 1985 года в британской газете The Daily Telegraph была опубликована статья “Ban on Nato toys made in Russia” (“Запрет на игрушки НАТО в России”), в которой излагался краткий пересказ из советского источника.

 

Впрочем, производителям “экс-фроговских” моделей в крупных городах сильно повезло на фоне совсем уж маразматической истории, которая сложилась с моделью самолёта De Havilland “Sea Venom”, название которого можно было перевести на русский язык как “Морской Злодей”…

Как уже было сказано выше процесс распределения производственной оснастки по предприятиям Советского Союза носил “системно-хаотический” характер, поэтому даже непрофильные заводы вполне могли получить пару комплектов экспортных пресс-форм. Именно такой случай имел место с предприятием “Сухумприбор”, которое было основано в 1960 году в г.Сухуми (Абхазская АССР) на территории бывшего коптильного цеха рыбокомбината. Первоначально оно носило название Сухумский завод “Электроприбор”, но в 1964-м году ему было присвоено нынешнее название.

 

В скором времени “Сухумприбор” стал одним из флагманов региона и, в отличии от ряда других предприятий с Кавказа, абхазская продукция (станки, приборы, оргтехника) не испытывала на себе шквала негативных отзывов от потребителей, хотя и такое, конечно же, имело место.

Когда именно производственная оснастка на “Sea Venom” оказалась в Сухуме – вопрос открытый, но вероятнее всего это произошло уже под занавес сотрудничества с фирмой “Novo” в 1980-м году. По данным британской стороны если что-то и попало на западный рынок, то это были тестовые отливки из серого пластика хорошего качества в очень ограниченном количестве. Крупносерийное производство модели началось годом позже и было ориентировано только на внутренний рынок СССР. Разумеется, название было изменено на обезличенное “Сборная модель самолёта Ф295 \ Индекс 295” и, поначалу, далеко не каждый моделист-любитель понимал, что за модель он держит в руках.

В буквальном смысле прозрение наступило в 1982-м году, когда в Сухуми доставили большую партию “нововской” полиграфии — теперь отливки из белого и молочно-прозрачного пластика снова обрели достойную упаковку, хотя выпуск “лепестков” продолжался по инерции. Кроме того, в апрельском и июньском номерах журнала “Моделист-конструктор” за 1983 год, в рубрике “Морская коллекция МК”, была опубликована серия статей под общим названием “Главное оружие авианосца”. Речь в них шла о палубной авиации с техническими данными и боковыми проекциями “нововских” самолётов: Fairey “Swordfish” и “Gannet”, DH Sea “Vampire”, Grumman “Avenger” и Chaince-Vought F4U “Corsair”.

Не отставал и журнал “ТМ”, в котором с 1982-го по 1984-й год включительно под рубрикой “Наш Авиамузей” печаталась “вертолетная” серия, где попадались Westland “Lynx” (1984-01), Sikorsky S-19a (1983-06) и Fairey “Rotodyne” (1983-08). Два последних продавались только под торговой маркой FROG и в Советский Союз не попали в виду утилизации пресс-форм. Впрочем, копия винтокрыла “Rotodyne”, оригинальная модель которого была выпущена фирмой “Airfix”, в начале 1960-х гг. продавалась польской фирмой “Ruch”.

Сухумские модели расхватывались очень быстро и каждый уважающий себя моделист, попавший на этот кавказский курорт, считал своим долгом прикупить 10-15 комплектов (а ещё лучше — все, что были в магазине), даже в ущерб своему финансовому положению на тот момент. Именно эта ситуация и заложила “бомбу замедленного действия”, которая взорвалась спустя несколько лет…

 

В начале 1986 года модель “Индекс 295” внезапно исчезла из продажи и среди моделистов стали ползти слухи о том, что некий “бдительный советский гражданин” написал донос в КГБ по поводу наличия в переводных картинках “фашистских крестов”. И вроде как “гэбэшники”, не сильно разбираясь, приказали уничтожить пресс-формы. Доля правды тут была, но на самом деле события развивались несколько другим образом, а случилось вот что.

В самый разгар борьбы с “натовской агрессией” действительно нашелся “товарищ”, который не только начитался опусов типа “Продается… «Ягуар»”, но ещё задался целью проверить на “политкорректность” выпускаемые модели. Раздобыть оригинальную инструкцию на “Sea Venom” не составило большого труда, а в ней, черным по белому, на английском и ещё 7 языках(!!!), было напечатано буквально следующее:
 

“…They took part in Anglo-French intervention in Egypt in 1956, destroying a number of aircraft, including MIG 15`s, on the ground…”
“…Они участвовали в англо-французской интервенции в Египте в 1956 году, уничтожив на земле несколько самолетов, в том числе МиГ-15…”

Дальнейшие действия этого “товарища” нетрудно было предугадать, хотя странно, что советские цензоры умудрились как-то пропустить такую “идеологическую диверсию” в самом начале, поскольку экспортные поставки моделей “Sea Fury” в 1980-м году не состоялись именно по этой причине.

После обращения в соответствующие органы на “Сухумприбор” прибыла “партийная зондеркоманда”, которая на самом деле не сильно разбиралась в тонкостях производства и распорядилась уничтожить буквально всю оснастку для производства “Sea Venom”.

Первым под раздачу попал термопластоавтомат (ТПА), который начали было резать автогеном, но вроде как вовремя остановились. Далее “под нож” пошла форма для выпуска прозрачных деталей – ей была уготована та же участь попасть под автоген, но работники предприятия (воспользовавшись ослаблением контроля со стороны начальства) просто вытянули форму во двор, где впоследствии частично разобрали – кто-то из наиболее ушлых “специалистов” вытащил формообразующие, в результате чего дальнейшее производство “стекла” стало невозможным.

Больше повезло основной пресс-форме. Мастер производственного участка очень вовремя смекнул, что вся эта вакханалия рано или поздно закончится, а оснастка ещё может пригодиться. Чтобы спасти пресс-форму, он буквально закинул в неё лопату солидола и, сомкнув обе части, закопал в груде металлолома на территории предприятия. После этого мастер отчитался о том, что производственная оснастка полностью уничтожена и предъявил порезанные обломки, по внешнему виду которых трудно было определить, что они представляли из себя изначально.

Идиотизм ситуации с “Sea Venom” на “Сухумприборе” достиг своего апогея, когда со всех работников цеха взяли расписки, что у них не осталось отливок и полиграфии для распространения “идеологически враждебной модели”. Таким образом, со второй половины 1985-го года выпуск “Sea Venom” в советском варианте был полностью прекращен…

Возможно, пресс-форма так бы и сгнила на свалке в Сухуми, не начнись в Советском Союзе “перестройка”, позволившая с 1987-го года открыть активную частную деятельность. Одним из первых, 22-го июня того же года, был основан кооператив “Крылья”, находившийся в Днепродзержинске. Его основатель, ранее работавший инженером-электротехником, увлекался наземной техникой, но так уж получилось, что первая пресс-форма относилась к авиации. А случилось это так.

Не имея тогда собственной производственной базы, руководитель “Крыльев” обратился на Днепродзержинский авторемонтный завод, где имелся собственный ТПА и возможность для восстановления пресс-форм. Главным инженером кооператива стал один из бывших работников ДАРЗ, который сообщил, что до недавнего времени в Сухуми выпускали “Sea Venom” и основная часть пресс-формы всё ещё жива.

 

В июле 1987-го года оба кооперативщика отправились в Абхазию, где разыскали того самого мастера участка, показавшего им примерное местонахождение “погребённой” оснастки. Раскопать её своими силами оказалось занятием слишком трудным и за некоторую плату работники “Сухумприбора” помогли вытащить “Sea Venom”. Были опасения, что за прошедшие годы внутрь пробралась коррозия, однако они оказались напрасными — “мастерская лопата солидола” в буквальном смысле спасла пресс-форму.

Далее не составило большого труда договориться с руководством предприятия и вывозе “давно уничтоженной” производственной оснастки и транспортировке её в Днепродзержинск. Затем около месяца, под тихие (и не очень) насмешки работников ДАРЗ, шла кропотливая работа по ремонту основной пресс-формы и созданию новой формы для прозрачной детали.

Выпуск модели под новым коробочным названием “ПАЛУБНЫЙ ИСТРЕБИТЕЛЬ Си Веном” начался с августа 1987-го года, по “выходному” графику — то есть, кооператорам разрешали использовать ТПА только по субботам и воскресеньям. За эти два дня “Крылья” успевали сделать около 1000 отливок, а их общее количество оценивается примерно в 200.000 экземпляров (плановый подсчет отливок в “Крыльях” не вёлся).

Впоследствии эта модель встречалась на рынке в коробках от других фирм, но в 1995 году пресс-формы пришлось продать из-за сильно пошатнувшегося финансового положения “Крыльев”. Сейчас “Sea Venom” очень небольшими партиям выпускается украинской фирмой “IOM Kits”.

 

 

Эпилог

 

Как же сложились судьбы остальных пресс-форм? Однозначного ответа на этот вопрос не будет, так как это совершенно другая история…

Можно лишь сказать, что практически вся “непродажка” в 1988-1992 гг. всё-таки появилась в розничной продаже, правда, объёмы её выпуска были уже отнюдь не советскими. Далее будет представлен список предприятий, которые занимались выпуском “экс-фроговских” моделей на закате существования Советского Союза, и далеко не у всех финал был счастливым.
 

Бакинская фабрика игрушек (Баку, АзССР) – одна пресс-форма утилизирована, две выкуплены и отправлены в Россию

Донецкая фабрика игрушек (Донецк, УССР) – пресс-формы частично утилизированы, остальные проданы фирме “ARK Models” и выпускаются в настоящее время

Завод “Кругозор” (Москва, РСФСР) – все пресс-формы утилизированы в 2006 году после ликвидации предприятия

Завод “Огонек” (Москва, РСФСР) – пресс-формы частично проданы фирме “Alanger” и впоследствии арестованы банком за долги

Завод “Прогресс” (Москва, РСФСР) – все пресс-формы утилизированы в 2009 году после ликвидации предприятия

Наро-Фоминский завод пластических масс (Наро-Фоминск, РСФСР) – все пресс-формы проданы и находятся на хранении

ПО “Мир”, 3-й филиал (Минск, БССР) – пресс-формы проданы в 1997 году, сейчас находятся в Ростове у частного лица

Фабрика “Одесская игрушка” \ “Черноморская игрушка” (Одесса, УССР) – все пресс-формы утилизированы

Фабрика “Ташигрушка” (Ташкент, УзССР) – две пресс-формы утилизированы, остальные проданы

Химический завод “Луч” (Ярославль, РСФСР) – две пресс-формы утилизированы, третья выкуплена фирмой “Звезда”
 

 

Источники:
Richard Lines, Lief Hellstrom “Frog Model Aircraft 1932-1976”. New Cavendish. 1989. ISBN-13:978-0904568639
Kenneth D.Brown “The Collapse of the British Toy Industry, 1979-1984“
24-й съезд КПСС (30 марта — 9 апреля 1971 года) Стенографический отчет.
Список постановлений СМ СССР
LiveJournal — VARLAMOV.RU — Центральный Детский Мир
Абхазия-Спутник — Юбилейный дубль: «Сухумприбор» отмечает день открытия дважды за апрель

 

Другие фирмы

 

В представленной ниже таблице размещен список “фирм-однодневок”, которые, прежде чем скрыться с модельного горизонта, успели выпустить пару-тройку собственных моделей, либо занимались перепаковкой отливок от других производителей (в качестве наиболее яркого примера таких “перепаковщиков” можно привести минскую фирму “Belfix”). Однако, среди этого многообразия “ширпотреба”, встречались поистине уникальные разработки, вроде “Туполев-Сухой АНТ-25” от фирмы “Икар” из Казани. Другими словами, первые пост-советские годы подарили нам не только немало новинок, но самых разнообразных впечатлений от их сборки…

 
 

Фирма

Название модели

Тип

Индекс Масштаб Год выпуска
Ace
Киев, Украина

Attack Helicopter AH-1S TOW COBRA

ЛНД

1/72 1996
Ace
Киев, Украина

Средний танк Т-72

ЛНД

1/72 1996
Aeros
Тернополь, Украина

MIG-21 MF

ВЛД

1/72 1992
Aeros
Тернополь, Украина

MIG-29\MIG-29UB FULCRUM

ЛВД

1/72 1994
APEX
Москва, Россия

Р-5

ЛНД

1/72 1993
AVIA
Москва, Россия

МБР-2

ЛНД

1/72 1996
АНТК-ТУ
?, Россия

TUPOLEV ANT-25

ЛНД

1/72 1998
Belfix
Минск, Беларусь

Sykorsky HH-3E “Jolly Green Giant”

ЛВД

1/72 1993
Belfix
Минск, Беларусь

МиГ-21бис «ЧЕРНАЯ РЫСЬ»

ЛВД

1/72 1993
Belfix
Минск, Беларусь

Phantom F-4K\M

ЛВД

1/72 1993
Вариант
Киев, Украина

Сухой СУ-25 ГРАЧ

ЛНД

1/72 1991
Гагин и Сын
Воронеж, Россия

Истребитель И-4\АНТ-5

ЛВД

1/72 1993
Икар
Воронеж, Россия

Туполев-Сухой АНТ-25

ЛНД

1/72 1994
Interavia
?, Украина

Piasecki HUP-2 (CH-25B) “Retriever”

ЛНД

1/72 ?
Interavia
?, Украина

Sukhoi Su-1

ЛНД

1/72 ?
Iral
?, Россия

M-113

ЛНД

1/72 ?
INKA
?, Россия

ИЛ-400

Вакуформ

1/72 ?
Interus
Донецк, Украина

MkV “Composite”

ЛВД

1/35 1997
MSP
Санкт-Петербург, Украина

И-15

ЛНД

1/72 ?
MSP
Санкт-Петербург, Украина

МИГ-9

ЛНД

1/72 ?
Niqor
Баку, Азербайджан

Nieuport 24

ЛНД

1/72 ?
Патриот
Брянск, Россия

Су-4

ЛНД

1/72 1991
Red Hurricane
Москва, Россия

Yakovlev Yak-25 Flashlight-A

ЛНД

7201 1/72 ?
Red Hurricane
Москва, Россия

Tupolev Tu-14 Bosun

ЛНД

97003 1/72 1997
САМ72
Санкт-Петербург, Россия

KAMOV KA27/32 HELIX

Вакуформ

1/72 ?
Скарабей
Санкт-Петербург, Россия

БИ-1

ЛНД

1/72 1991
Скарабей
Новосибирск, Россия

ЛА-176

ЛНД

1/72 1991
Счетмаш
Курск, Россия

HEINKEL He-162 A

ЛНД

1/72 1992
Сэнтис: Гомозов и товарищи
Харьков, Украина

Ньюпор-IV

ЛНД

1/72 1992
Спектр
Харьков, Украина

УТ-2

ЛНД

1/72 1992
Старт
Харьков, Украина

Энергия-Буран

ЛВД

1/288 ?
Старт
Харьков, Украина

Легкий плавающий танк Т-40

ЛВД

1/35 ?
Темэкс
Минск, Беларусь

Morane-Saulnier I

ЛВД

1/72 ?
Тэрмит\Поиск
?, Россия

Морской разведчик М-5

ЛВД

1/72 1992
ДНК\Хорос
?, Россия

Дальний бомбардировщик Ил-4

ЛВД

1/72 1991
Неизвестный производитель
Ужгород, Украина

Ан-71

ЛНД

1/72 ?

Pourquoi Pas? — Heller\Сихарули

  • Научно-исследовательский трехмачтовый барк “Pourquoi Pas?”, построенный в 1908 году по заказу полярного исследователя Жана-Батиста Шарко, стал известен в Советском Союзе благодаря пластиковой модели в масштабе 1/100, выпуском которой в 1970-1980-е гг. занималось производственное объединение “Сихарули” (Грузинская ССР).

    Впрочем, немногие советские моделисты знали, что эта модель с “унифицированным” корпусом была разработана ещё в 1969 году французской фирмой “Heller” и спустя несколько лет продана через фирму “Novoexport” для производства на советских предприятиях.

     

    При подготовке статьи использованы материалы, которые предоставил нам А.Алов, а также с интернет-аукциона eBay.

  • Трехмачтовый барк “Pourquoi Pas?” (что в переводе с французского означает “Почему бы нет?”) является во Франции легендарным судном. Его постройка была заказана в 1907 году знаменитым полярным исследователем Жаном-Батистом Шарко, который четырьмя годами ранее возглавил французскую антарктическую экспедицию на трёхмачтовой шхуне “Français”. Поход на юг оказался более чем удачным – в общей сложности было привезено 75 ящиков описаний и различных предметов, а также описано около 1000 километров береговой линии и дано название морю Беллинсгаузена. Чтобы развить успех понадобилось более совершенное судно, в результате чего построили барк “Pourquoi Pas?”, который помимо парусного вооружения имел паровую машину с гребным винтом и три хорошо оборудованные лаборатории.

     

    По меркам того времени, “Pourquoi Pas?” водоизмещением 445 тонн не являлся чем-то экстраординарным. Длина судна составила 40 метров, ширина — 9 метров, осадка — 4,36 метра. В состав экипажа входило 35 матросов и офицеров, но кроме них на борту могло находиться 4-5 ученых. Барк имел как парусное вооружение, так и паровую машину, и был способен развивать максимальную скорость 7,5 узлов.

     

    Спуск судна на воду состоялся 18-го июля 1908 года, а в скором времени Шарко отравился во Вторую антарктическую экспедицию, которая длилась до 1910 года включительно. На этот раз объектами исследования стали острова Земля Грейама и Земля Александра I, между которыми был открыт пролив, названный в честь русского ученого-океанографа Ю.М. Шокальского. Кроме того, экспедицией был обнаружен неизвестный ранее остров, который назвали в честь отца начальника экспедиции – врача Жана-Мартена Шарко.

    После возвращения во Францию барк “Pourquoi Pas?” прошел некоторый ремонт и в 1911 году был передан Высшей практической школе, где он стал плавучей лабораторией (кстати, директором школы являлся сам Шарко). Затем, в период с 1912-й по 1913-й год, судно находилось в ведении Управления торгового флота и на нём практиковались курсанты, а после начала Первой мировой войны “Pourquoi Pas?” переделали в базу для обучения вахтенных начальников, расположенной в городе Лорьян.

     

    Новый период в карьере барка совпал с завершением боевых действий в Европе – в 1918 году “Pourquoi Pas?” вновь стал исследовательским судном, и вплоть до 1925-1926 гг. Шарко использовал его в основном для морских геологических экспедиций в Северной Атлантике, Ла-Манше, Средиземном море, Гренландии и на Фарерских островах.

    Отдельная страница истории была посвящена участию корабля в поисках гидросамолёта Latham 47, на котором 14-го июня 1928 года норвежский исследователь Руаль Амундсен вылетел на поиски итальянского генерала Умберто Нобиле, пропавшего при попытке пересечь Северный полюс на дирижабле “Italia”. По иронии судьбы Амундсен погиб в арктических льдах, а выживших аэронавтов спасла советская экспедиция, прибывшая на ледоколе “Красин”. К сожалению, барк “Pourquoi Pas?” не достиг здесь заметных результатов.

     

    Тем не менее, активное использование судна продолжилось и в 1932-1933 гг., и в рамках программы Второго Международного полярного года, “Pourquoi Pas?” совершил плавание в водах Гренландии. В следующем году была организована этнографическая экспедиции в Гренландии во главе с французским этнографом и исследователем Полем-Эмилем Виктором, который провёл год в Ангмагссалике, живя среди эскимосского населения. После этого барк вернулся во Францию и в 1935 году, вместе с Шарко на борту, вновь прибыл на гренландский берег, чтобы забрать исследователей.

     

    Финал карьеры “Pourquoi Pas?” был трагическим. В ходе возвращения из Гренландии барк остановился 13-го сентября 1936 года в порту Рейкьявика (Исландия) для пополнения запасов. Поначалу ничто не предвещало беды – согласно отчету о крушении, 15-го сентября стояла тихая погода, но уже на следующий день ветер резко усилился и “Pourquoi Pas?” попал в сильный шторм.

    Борьба со стихией продолжалась до рассвета, но без особого успеха, поскольку судно оказалось среди скал. Кроме того, вышла из строя радиостанция и подать сигнал о помощи стало невозможным. Около 5 часов утра вышел из строя один из котлов и тогда стало окончательно ясно, что “Pourquoi Pas?” теряет последние шансы выбраться из ловушки. Скорректировать курс поднятием части парусной оснастки и выброситься на берег не удалось. В конечном итоге, судно налетело на скалу и, ближе к 6 часам утра был отдан приказ спустить шлюпки на воду. Выполнить его в полной мере не удалось – судно буквально развалилось под напором стихии и шансов спастись в холодных исландских водах у экипажа практически не было.

    Утром местные жители нашли только одного выжившего — это был мастер рулевого управления Эжен Гонидек, крепкий организм которого позволил продержаться в ледяной воде около 3 часов. Позднее из всего экипажа обнаружили только 23 тела погибших моряков, включая Жана-Батиста Шарко…

     


  • Французская фирма “Heller” стала широко известна на постсоветском пространстве в первой половине 1990-х гг., когда в страны бывшего СССР потоком хлынули модели западного производства. Данный производитель был легко узнаваем по моделям французских самолётов (что было вполне логично) периода Второй мировой войны и “реактивами” типа разномастных “миражей” и “этандеров”. Намного менее известными были пластиковые копии судов и боевых кораблей, которые также выпускались “Heller” в значительных количествах, но на нашем рынке практически не появлялись в силу специфики прототипов. А вот с “морскими” разработками в масштабах 1/100 и 1/400 приключилась более чем интересная история…

     

    На вторую половину 1960-х гг. у руководства фирмы “Heller” были большие планы. В это время очень неплохо продавалась серия “Cadet”, которая, по сути, являлась классическим представителем концепции “fit-the-box” — то есть, когда масштабы моделей подгонялись под габариты стандартизированных упаковок (не важно, будь то пакеты с “лепестками” или коробки). На продажи моделей авиации в масштабе 1/72 тоже было грех жаловаться, но всегда хочется большего, и тут конструкторов из “Heller” посетила мысль о создании чего-то “большого и светлого”. После некоторых раздумий в качестве прообраза для новой модели был выбран трехмачтовый барк “Pourquoi Pas?” Жана-Батиста Шарко, который задумали сделать в достаточно крупном для флота масштабе 1/100.

     

    Официальный релиз от “Heller” состоялся в 1969 году. Модель получила индекс L950, а в состав комплекта входила огромная коробка с цветным бокс-артом, примерно таких же габаритов инструкция и декаль с названием судна. Литники с основными деталями выполнялись из черного пластика, в то время как подставка и рамка для изготовления такелажа были золотистого цвета. Вся парусная оснастка была вакуформованной и размещалась на двух листах, подогнанных под габариты коробки.

     

    История продаж модели “Pourquoi Pas?” во Франции оказалась достаточно короткой – в силу своих особенностей массовой она не стала, но, все же, выдержала одно переиздание. Различались упаковки тем, что полное коробочное название первого варианта 1969 года звучало, как “Pourquoi Pas? Navire d exploration polaire du comandant Charcot” («Полярное исследовательское судно капитана Шарко»), тогда как в начале 1970-х гг. дополнительная надпись исчезла и название сократили до “Pourquoi Pas?”. Индекс и другие атрибуты при этом не менялись.

     

    С экспортными поставками особо не сложилось. В середине производственного цикла (примерно 1971-1972 гг.) фирма “Heller” отправила партию отливок в США, где модель стала продаваться под логотипом фирмы-партнера “Minicraft Model Kits”. Для американского рынка была сделана новая коробка, а коробочное название изменили на “Polar Wind” («Полярный ветер»)(144-800). Сделали это отнюдь не от невежества, а исключительно в коммерческих целях — барк “Pourquoi Pas?” за океаном был практически неизвестен, в связи с чем и появилось более “американизированное” название.

     

    Несмотря на то, что к середине 1970-х гг. удалось разработать такие “систершипы”, как “Brigantine” (L955) и “Occident” (L960), имеевшие одинаковые с “Pourquoi Pas?” корпуса, выпуск судов в масштабе 1/100 оказался весьма дорогостоящим мероприятием, что могло послужить серьезным аргументом в пользу завершения производства. Возможно, так и произошло бы, не случись некоторые события в стране “развитого социализма”…

     

    Интересный факт!

    Кроме масштаба 1/100, не слишком востребованного в стендовом судомоделизме, фирма “Heller” разработала целую гамму пластиковых моделей судов в масштабах 1/150 и 1/200. Среди них оказался немецкий учебный барк “Gorch Fock”, выпущенный под индексом 1305 в конце 1960-х гг. Данное судно интересно тем, что в 1945 году оно было отправлено в СССР в качестве репараций и переименовано в “Товарищ”. Спустя почти 40 лет модель модернизированного барка появилась в ассортименте московского завода “Огонек”, но уже в масштабе 1/185. Выпуск “Товарища” продолжается небольшими сериями вплоть до настоящего времени, а вот производственная оснастка на “Gorch Fock” впоследствии досталась фирме “Revell”, которая выпустила два собственных издания.

    Тем не менее, французские моделисты также не остались с пустыми руками – приняв во внимание текущую ситуацию на модельном рынке, фирма “Heller” в 1974 году выпустила модель под коробочным названием “Pourquoi Pas” (L061), но уже в масштабе 1/400 и в серии “Cadet”. Такой вариант был не просто более уместным для судомоделизма, но и сыграл положительную роль в плане розничной стоимости комплекта. В итоге, данная модель выпускалась до конца 1990-х гг., пережив три издания.

     

    “Pourquoi Pas? Navire d exploration polaire du comandant Charcot” (L950) - коробка фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1969 г. “Pourquoi Pas? Navire d exploration polaire du comandant Charcot” (L950) - коробка фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1969 г. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Pourquoi Pas?" (L950) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, второе издание, начало 1970-х гг. "Polar Wind" (144-800) - коробка экспортного издания от фирмы "Minicraft Model Kits' для продажи на внутреннем рынке США, начало 1970-х гг. "Polar Wind" (144-800) - коробка экспортного издания от фирмы "Minicraft Model Kits' для продажи на внутреннем рынке США, начало 1970-х гг. "Polar Wind" (144-800) - коробка экспортного издания от фирмы "Minicraft Model Kits' для продажи на внутреннем рынке США, начало 1970-х гг. "Polar Wind" (144-800) - коробка экспортного издания от фирмы "Minicraft Model Kits' для продажи на внутреннем рынке США, начало 1970-х гг. "Pourcoi Pas?" (L061) - коробка из комплекта фирмы "Heller Cadet", масштаб 1/100, 1974 г., "Pourcoi Pas?" (L061) - коробка из комплекта фирмы "Heller Cadet", масштаб 1/100, 1974 г., "Pourcoi Pas?" (061) - коробка из комплекта фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1980 г. "Pourcoi Pas?" (061) - коробка из комплекта фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1980 г. "Pourcoi Pas?" (061) - коробка из комплекта фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1980 г. "Pourcoi Pas?" (061) - коробка из комплекта фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1980 г. "Pourcoi Pas?" (061) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1980 г. "Pourcoi Pas?" (061) - комплект фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1980 г. "Pourcoi Pas?" (79861) - коробка из комплекта фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1996 г. "Pourcoi Pas?" (79861) - коробка из комплекта фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1996 г. "Pourcoi Pas?" (79861) - инструкция из комплекта фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1996 г. "Pourcoi Pas?" (79861) - инструкция из комплекта фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1996 г. "Pourcoi Pas?" (79861) - отливки из комплекта фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1996 г. "Pourcoi Pas?" (79861) - отливки из комплекта фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1996 г. "Pourcoi Pas?" (79861) - декаль из комплекта фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1996 г. "Pourcoi Pas?" (79861) - декаль из комплекта фирмы "Heller", масштаб 1/100, 1996 г.

  • Своим появлением многие модели, которые в своё время моделисты считали “своими советскими”, обязаны (без всякого преувеличения) историческому Постановлению Совета Министров СССР №292 от 22 апреля 1974 г. “О некоторых мерах по улучшению качества и ассортимента изделий легкой промышленности и совершенствованию связей торговли с промышленностью”, позже закреплённого Постановлением №285 от 21 мая 1974 г. В этих документах предписывалось в течении 1974-1975 гг. увеличить ассортимент игрушек, в том числе и сборных моделей. Поскольку сделать огромное количество пресс-форм в установленные сроки было нереально, выход был найден в закупке готовой производственной оснастки за рубежом. Работа в этом направлении была поручена фирме “Novoexport”, которая взялась за дело с невиданным доселе в СССР размахом.

     

    ********

     

    Середина 1970-х гг. оказалось очень благодатным временем на различные приобретения – помимо налаживания контактов с фирмами из США и Великобритании (как вы уже догадались, речь идёт о “Louis Marx and Company” и “Rovex Models and Hobbies”) советские торговые представители активно контактировали с французской фирмой “Heller”. Именно здесь “Novoexport” первоначально сопутствовал наибольший успех, поскольку договориться удалось не только о покупке готовых пресс-форм, но и о создании новых!

    А ведь французам было что предложить! Помимо моделей крейсера “Аврора”, броненосца “Потемкин” и ледокола “Ленин” в Советский Союз решили отправить не слишком прибыльные пресс-формы для производства парусников в масштабе 1/100. Представители из “Novoexport” решили не отказываться от такого “подарка судьбы”, но в рамках подписанного договора советские предприятия должны были поставить некоторое количество отливок во Францию. И вот тут началось самое интересное.

     

    В то время, как модели более современных кораблей отправились в Москву, выпуск “парусной троицы” решили организовать в цехах производственного объединения “Сихарули”, располагавшегося в пригороде Тбилиси (Грузинская ССР). Выбор был явно не из лучших, так как в результате недобросовестного отношения изначально неплохое техническое состояние пресс-форм с каждым годом стало заметно ухудшаться, приближаясь к к моменту, когда они годились бы уже только в металлолом.

    Тем не менее, с конца 1970-х гг. отливки выпускались в цветном пластике при сохранении весьма приличного качества. Коробки и инструкции от ПО “Сихарули” сохранили практически тот же форм-фактор, который был у “Heller”, вот только уровень исполнения полиграфии стал заметно ниже – основная проблема заключалась в том, что на картонную основу наклеивалась цветная “рубашка” из тонкой бумаги, которая рвалась ещё по пути в магазин.

     

    Вместе с тем, модель трехмачтового барка “Pourquoi Pas?” первоначально сохранила своё старое коробочное название, которое печаталось латиницей. Больше того, полное графическое оформление верхней части коробки было без изменений взято от позднего комплекта “Heller” (без дополнительных надписей на лицевой стороне), с той лишь разницей, что качество бумаги было хуже, а на боковинах появились атрибуты фирмы “Novoexport”. Ещё одним изменением стало исключением из комплекта декали, освоить выпуск которой в Грузии не смогли или посчитали излишним.

    Изменился и цвет отливок. Если в “эллеровском” исполнении модель изготовлялась из пластика черного цвета, а подставка была золотистой, то в грузинском комплекте пластик стал разноцветным — в течении советского периода выпуска встречались комбинации литников белого, синего и зеленого (салатового) цвета. А вот цвет вакуформованных парусов не изменился — листы так и остались белыми, без каких-либо вариаций.

     

    Ещё до завершения экспортных поставок полиграфия от ПО “Сихарули” подверглась очередной “модернизации”. Заключалась она в том, что оригинальное название судна на коробке заретушировали, а поверх названия фирмы “Heller” стали писать русскоязычный вариант “Паркуа Па?”.

    На советских прилавках эта модель не была частым гостем, да и не каждому пионеру она была по карману – розничная стоимость набора составляла 6 рублей 50 копеек, в то время, как стоимость даже самых дорогих моделей немецкой фирмы “VEB Plasticart” составляла 3-4 руб. Тем не менее, модель парусника “Паркуа Па?” хорошо разошлась по всему Союзу и оказалась даже более популярной, чем на Западе (в силу того, что советские моделисты не были избалованы широким ассортиментом моделей).

     

    К началу 1980-х гг. производственная оснастка, оставшаяся у ПО “Сихарули”, была сильно потрепана, но выпуск моделей всё же продолжался. На тот момент бокс-арты стали приобретать такие атрибуты советской полиграфии, как смещение и “затухание” цветов, в результате чего товарный вид продукции из Грузии не шёл ни в какое сравнение с французским оригиналом. Качество отливок также постоянно снижалось, постепенно придя к “эталонному” уровню “кораллового рифа Си Фьюри”, производимого в Ташкенте в те же годы.

     

    Пока не удалось выяснить, когда ПО “Сихарули” окончательно свернуло производство “Паркуа Па?”. По воспоминаниям некоторых советских моделистов это произошло в начальный период “перестройки” (1987-1988 гг), когда руководство грузинского предприятия решило окончательно отделаться от работы с трудоёмкими пресс-формами для кораблей и перейти на выпуск электрифицированных игрушек и моделей автомобилей — в частности, об этом сообщалось в “Справочно-Информационном Бюллетене” Бакинского клуба ИТСМ за апрель-июнь 1988 года. Впрочем, это не исключает того, что мелкие партии отливок периодически выпускали в более позднее время.

     

    “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - коробка ПО “Сихарули” с логотипом фирмы “Novoexport”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - инструкция из комплекта ПО “Сихарули”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - инструкция из комплекта ПО “Сихарули”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - инструкция из комплекта ПО “Сихарули”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - инструкция из комплекта ПО “Сихарули”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - инструкция из комплекта ПО “Сихарули”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - инструкция из комплекта ПО “Сихарули”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - инструкция из комплекта ПО “Сихарули”, 1980-е гг. “Pourquoi Pas?” - инструкция из комплекта ПО “Сихарули”, 1980-е гг.

  • Находившиеся в 1990-е гг. на хранении пресс-формы, возможно, так и сгнили бы в Тбилиси, не начнись эра новых товарно-денежных отношений, результатом которых стало перемещение производственной оснастки в Москву. Здесь новым владельцем стала фирма “Звезда”, которая “реанимировала” выпуск всех трех моделей. Судно Жана-Батиста Шарко стало выпускаться с 2003 года под новым названием “Парусно-винтовой барк «Пуркуа-Па?» \ «Pourquoi Pas?» Steam Bark” и индексом 9012.

    Несмотря на то, что производственная оснастка была частично “реанимирована”, на отливках всё же сохранился значительный облой и “замыленность” некоторых мелких элементов. Впрочем, ждать большего от порядком уставшей пресс-формы (которой кстати, недавно исполнилось 50 лет!) вряд ли стоит.

     

    Надо отдать должное фирме “Звезда” — ей не только удалось выкупить все “эллеровские” пресс-формы на суда в масштабе 1/100, но и заново организовать их выпуск. Сейчас модель “Парусно-винтовой барк «Пуркуа-Па?»” можно встретить в издании 2010 года, которое включает новую полиграфию с тем же составом отливок.

     


  • Модель трехмачтового барка “Pourquoi Pas?”, разработанная в далеком 1969 году, является одной и самых красивых и, в то же время, самых загадочных для современного моделиста. Проблема заключается в том, что к настоящему времени в открытом доступе нет чертежей этого судна, поэтому в плане геометрической точности приходится надеяться только на мастерство конструкторов фирмы “Heller”.

     

    Одним из первых оценку данной модели дал Боб Джонс (Bob Johnes), чья рецензия была опубликована в июльском номере журнала “Scale Models” за 1971 году. В связи с тем, что составлена она была буквально по “горячим следам” после массового появления модели на западном рынке, имеет смысл обратиться именно к ней, но с небольшими дополнениями.

     

    Начать можно с того, что британскому автору не понравилась схема крепления некоторых элементов из оригинального набора, но в то же время отмечалось, что фирма “Heller” предусмотрела специальную пластиковую рамку, которая позволяла сделать такелаж самостоятельно. Также, в качестве положительного момента отмечалось, что модель имеет очень высокую детализацию, а имитация досок на верхней палубе выполнена весьма тщательно. При этом, следовало учитывать, что оригинальный пластик черного цвета для большей достоверности потребует, скорее всего, нанесение краски в два слоя, но именно такой вариант приведет к более точной копийности внешней поверхности деталей. То же самое можно было сказать и в отношении модели от ПО “Сихарули”, с той лишь разницей, что корпус и большая часть деталей изготовлялись из более светлого пластика.

    Открытым оставался только вопрос с парусами — как в оригинальном комплекте от “Heller”, так и в изданиях от других производителей они изготовлялись методом вакуформирования. Для обычного моделиста, не сильно знакомого с различными тонкостями парусной оснастки, это не являлось критичным, но опытному судомоделисту предстоит сделать эти элементы модели самому, поскольку в “коробочном” исполнении паруса лишь напоминают оригинал.

    Ещё одним плюсом ранних комплектов “Pourquoi Pas?” является описание окраски данного судна, содержащееся в инструкции (что далеко не всегда делалось производителями моделей). В конечном итоге делался вывод, что “скоростная” постройка барка от “Heller” за несколько дней является скорее преступлением, чем показателем опыта, поскольку “Pourquoi Pas?” представляет тот типом моделей, к которым нужен особый подход — то есть, на полную сборку, окраску и изготовление парусной оснастки скорее всего предстоит потратить несколько месяцев.

     

    Ну и напоследок — прямая выдержка из статьи Боба Джонса в литературном переводе:

     

    “…Судно имело грубую красоту, отражающую тот факт, что оно был создано для исследования в опасных морях, и потому украсит любую гостиную, будучи подходящим образом установленным на стеклянной или плексигласовой подставке. В то время как мама или жена могли возражать против того, чтобы их комод был украшен маленьким самолетом или танком, они вряд ли смогут противиться прекрасной модели полностью оснащенного корабля.”

    “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г. “Pourquoi Pas?” - отливки из комплекта ПО “Сихарули”, 1990 г.

  • “Pourquoi Pas?”, “Heller”, L950
    eBay Collection 2019

     

  • Ссылки (модель):
    Scalemodels.ru — Звезда 1/100 Steam bark Pourqui Pas?
    Парусный моделизм — Обзор модели Pourquoi Pas? от Звезда
    Читинский клуб моделистов — Парусно винтовой барк «Пуркуа Па?», 1/100, Звезда
    Каропка.ру — Трёхмачтовый барк «Пуркуа Па?» масштаб 1:100 от Звезды
    Каропка.ру — Парусно-винтовой барк Pourquoi Pas (Марк Колтунович)
    Каропка.ру — Pourquoi Pas (Парусно-винтовой барк «Пуркуа Па?») (Василий Седых)
    Airfix Collecting — Heller — Novoexport connection
    heller passion maquettes
    ModellVersium — Pourquoi-Pas ? (1908) von Andreas Martin (1:400 Heller)
    La Royale modelisme — Pourquoi Pas ? Heller 1/400
    Modelwork.pl — Pourquoi Pas? 1/100 produkcji CCCP (Heller)
     

    Ссылки (инфо):
    LE POURQUOI-PAS IV (1908 — 1936)
    Charcot: Pourquoi Pas? (1908-1910)
    Rapport sur les circonstances du naufrage du «Pourquoi-pas?»
    Second French Antarctic Expedition 1908 — 1910
    Паруса на марках — Корабль Жана Батиста Шарко Pourquoi Pas? (Франция, 1908)
    Le Pourquoi pas ? accosté à la banquise dans la baie Marguerite

     

    Литература:
    Jules Rouch “L’Antarctide : voyage du Pourquoi pas ? (1908-1910)”. Paris. Famot. 1978
    Étienne Taillemite “Le dernier voyage de Jean-Baptiste Charcot” (“L’Histoire”, No.95, Décembre 1986)

Крейсер “Киров”

  • Лёгкие крейсера Проекта 26 и 26-бис, созданные на основе проекта итальянского крейсера “Eugenio di Savoia”, были одними из символов советского флота в довоенные годы. Эти корабли, количество которых составило 6 единиц, приняли активное участие в Великой Отечественной войне, а последние из них и оставались на службе вплоть до начала 1970-х гг. Крейсер “Киров” в течении 1941-1943 гг. поддерживал оборону Ленинграда, а затем принимал участие в Ленинградско-Новгородской операции.

     

    В период существования СССР единственная пластиковая модель крейсера “Киров” выпускалась в Ленинграде, но к великому сожалению, она была выпущена очень малой партией, а судьба пресс-формы осталась неизвестной.

     

    Редакция сайта Ретро-модели.ру выражает благодарность М.Чизганову за предоставленные графические материалы.

  • Согласно “Программе военно-морского судостроения на 1933-1938 годы”, в Советском Союзе должно было начаться строительство шести лёгких крейсеров для Балтийского, Тихоокеанского и Черноморского флотов (по два на каждый). Новым кораблям предстояло сначала дополнить, а затем полностью заменить лёгкие крейсера типа “Светлана”, постройка которых была начата ещё до Первой Мировой войны.

    Работы велись под руководством главного конструктора А.И.Маслова, перед которым поставили задачу создать советские лёгкие крейсера, по характеристикам не уступающие зарубежным аналогам. Сделать это собственными силами было проблематично, поскольку многие инженеры, работавшие при Российской Империи, давно эмигрировали, а новое поколение просто не имело достаточно опыта. В сложившихся условиях было принято решение обратиться к итальянским специалистам фирмы “Ansaldo”, вполне успешно строившей военную технику самого различного типа, начиная от стрелкового оружия и заканчивая кораблями.

    Согласно подписанному договору итальянская сторона обязалась предоставить документацию для постройки крейсера типа “Raimondo Montecuccoli”, но в предложенном виде проект не мог быть принят к реализации. Основную ставку итальянцы делали на скорость, в ущерб боевой живучести, что стало фатальным для многих кораблей Regia Marina в годы 2-й мировой войны.

    Таким образом, советские крейсера, разрабатываемые под кодовым обозначением “Проект 26”, были в значительной степени модернизированы. В частности, первоначальным проектом предусматривалось усиление бронирования, стандартное водоизмещение корабля около 7000 тонн, скорость 37 узлов и основное вооружение из шести 180-мм орудий в трех башнях. Однако, в ноябре 1934 года главный конструктор артиллерийских башен А.А.Флоренский предложил установить на корабли трехорудийные башенные установки, которые впоследствии получили обозначение Мк-3-180. Несмотря на то, что масса башни при этом увеличивалась на 30 тонн, сама установка обладала высоким уровнем автоматизации подачи боезапаса из погребов к орудиям, современными приборами управления стрельбой, большими скоростями и плавностью наводки.

    Кроме того, корпус разделили на 19 главных водонепроницаемых отсеков с таким расчетом, чтобы корабль остался на плаву при затоплении любых трех. Впоследствии в проект было внесено ещё несколько радикальных доработок, так что, в общем итоге, он получался лучше своего итальянского прототипа.

     

    Закладка головного корабля серии под названием “Киров” состоялась 22-го октября 1935 года на Балтийском заводе в Ленинграде и уже 7-го августа 1937 года крейсер под заводским флагом совершил первый выход в море.

    Испытания “Кирова” проходили далеко не гладко – новейший корабль обладал массой конструктивных недостатков, в результате чего имели место множественные аварии. В условиях начавшейся волны репрессий всё это расценивалось как саботаж и вредительство, что повлекло за собой массовые аресты не только среди инженеров-конструкторов, но и среди военных. Тем не менее, 25 сентября 1938 года был подписан акт о приёмке, а впоследствии крейсер прибыл на базу ВМФ в Лиепае, где оставался до 1940 года, успев принять участие в Зимней войне с Финляндией.

     

    Интересный факт!

    Был в истории крейсера “Киров” ещё один эпизод, который часто остается незамеченным. С начала 1940 года проводились эксперименты по размещению гидросамолётов типа КОР-1 с катапультным стартом на линкорах и крейсерах. Второй экземпляр катапульты К-12, производства фирмы Heinkel, был установлен на крейсере “Киров”. Её испытания прошли более-менее успешно, но от дальнейших закупок этих катапульт отказались из-за невозможности изготовления целого ряда дополнительных элементов (тросы, баллоны со сжатым воздухов и т.д.) по немецким стандартам.

    Таким образом, к началу войны катапульта К-12 была снята, но сам этот элемент выглядит более чем интересным, даже для микромасштаба. Кстати, на “фроговском” крейсере “Exeter” сначала воспроизвели только V-образную катапульту, впоследствии добавив к ней очень упрощенную модель самолёта “Walrus”.

    Перед самым началом войны, 14-го июня 1941 года, крейсер “Киров” перебазировался в Усть-Двинск, но 22-го июня он уже находился на рейде Риги. В конце лета орудия корабля прикрывали оборону советских войск в Прибалтике, а 29-го августа “Киров” прибыл в Кронштадт, где он был принят в состав эскадры под командованием вице-адмирала В.П.Дрозда.

    В течении 1941-1943 гг. крейсер вёл огонь по немецким войскам, осаждавшим Ленинград, периодически подвергаясь сильным авианалётам Luftwaffe. В одной из таких атак, предпринятой 24-го апреля 1942 года в составе 62 бомбардировщиков и 28 истребителей, “Киров” получил три прямых попадания авиабомб, причинивших ему значительный урон.

    После ремонта крейсер принял участие в Ленинградско-Новгородской операции, проведенной в январе 1944 года, а в июне его мощные орудия пригодились при обстреле позиций финских войск во время Выборгско-Петрозаводской операции.

     

    Судьба поджидала корабль уже после войны — 17-го октября 1945 года “Киров” подорвался на донной магнитной мине недалеко от Кронштадта. Несмотря на значительные повреждения, крейсер смог дойти до базы и снова встал на ремонт.

    Вскоре после этого инцидента началась модернизация корабля, которая была проведена в период с ноября 1949-го по апрель 1953-го года на заводе №149. Были выполнены следующие работы:

    — 100-мм универсальные установки Б-34 заменили на Б-34УСМ с дистанционным наведением

    — установлены 9 спаренных 37-мм установок В-11 вместо малокалиберной зенитной артиллерии

    — переделана носовая надстройка и фок-мачта

    — грот-мачта перенесена и установлена перед второй дымовой трубой

    — установлено новое радиооборудование

     

    Тем не менее, по сумме тактико-технических характеристик крейсер “Киров” уже не отвечал текущим требованиям к кораблям такого типа, а установку новейшего вооружения (включая ракеты) признали нецелесообразной. В итоге, 29-го апреля 1958 года крейсер вывели из боевого состава, а 3 августа 1961 года переквалифицирован в учебный корабль, одновременно передав его в состав Ленинградской военно-морской базы. Вплоть до 1974 года “Киров” совершал учебные походы, неоднократно посещая порты ГДР и Польши, но в конечном итоге, после исключения из списков флота, он был разрезан на металл. К настоящему времени сохранились лишь две носовые артиллерийские башни, которые установлены в Ленинграде в качестве памятника кораблю-защитнику города, а также одно универсальное орудие, переданное парку имени 28 гвардейцев-панфиловцев в Алма-Ате (ныне Алматы).

     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    Легкий крейсер "Киров" до модернизации (по состоянию на 1938-1939 гг.)
    Slider

  • Из всех пластиковых моделей кораблей, производившихся в Советском Союзе, наверное, самой загадочной является “Краснознаменный крейсер «Киров»”. Пресс-форма была изготовлена на одном из предприятий в Ленинграде, приблизительно в конце 1970-х гг., а сама модель была выполнена в масштабе, близком к 1/700.

     

    Информация о том, когда именно и в каком количестве была выпущена данная модель, отсутствует. Сохранились лишь обрывочные воспоминания моделистов, которые приобретали “Крейсер «Киров»” в начале 1980-х гг. Судьба пресс-формы также осталась неизвестной.

     

    Интересный факт!

    В период существования СССР лёгкий крейсер “Киров” был более чем популярным гостем на страницах советских периодических изданий. За примерами далёко ходить не надо – достаточно взять публикации в журналах “Техника-молодежи” (ТМ) и “Моделист-конструктор” (МК).

     

    Одна из наиболее развернутых публикаций появилась именно в декабрьском выпуске ТМ за 1972 год. Статья называлась “КРЕЙСЕР ТИПА «КИРОВ»”, а кроме текста к ней прилагались цветные проекции от художника В.Иванова и краткие ТТХ корабля.

     

    На страницах журнала МК крейсер “Киров” появлялся по меньшей мере дважды, причем оба раза в 1991 году. Первая публикация в майском номере была больше историческая, а вторая, в декабрьском номере, относилась к технической части и содержала чертежи крейсера. Кроме того, в июльском номере за 1976 год публиковались чертежи крейсера “Слава” (бывший “Молотов”, Проект 26 бис), но они снимались не с оригинальной документации, а с модели в музее ЧФ.

     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    Slider

  • После распада Союза все, как по команде, забыли о легендарном крейсере. В 1992-1993 гг. приоритетными стали реактивные МиГи, Су и прочие “Томкэты”, поэтому не было ничего удивительно в том, что модель “Кирова” хоть в каком-нибудь масштабе так и не появилась.

     

    В настоящее время крейсер “Киров” можно склеить разве что из бумаги – в продаже пока имеется модель от издательства “Орел” в масштабе 1/200. В пластике также есть “Киров”, но это совсем другой корабль, относящийся к классу тяжелых атомных ракетных крейсеров –данная модель в масштабе 1/700 выпускается китайской фирмой “Trumpeter”.

  • В комплект входило 62 детали из серого пластика. Как нетрудно было заметить, модель воспроизводила крейсер “Киров” в модернизированном виде, о чем говорит расположение грот-мачты перед второй дымовой трубой. Учитывая выбор достаточно мелкого масштаба, модель имела неплохую деталировку, но множество крупных элементов было выполнено упрощенно – в первую очередь это касается надстроек и башен главного калибра. В остальном “Краснознаменный крейсер «Киров»” вполне находился на мировом уровне.

     

    Очень необычным было то, что ленинградская модель относилась к категории “waterline” – то есть, нижняя часть корпуса была срезана, а корабль словно сидел на воде. Таким приёмом часто пользовались японские фирмы, а также британские “Airfix” и “Matchbox”, поэтому не исключено, что советские технологи использовали зарубежный опыт.

     

    Из воспоминаний

    Про минский “Крейсер” наверняка помнят многие моделисты советского периода. Хоть эта модель под конец своего существования заплыла облоем до невозможности, она была вполне доступной по цене и продавалась в огромных количествах. А вот информации о самом корабле в советских изданиях практически не было. Повезло тем, кто имел доступ хотя бы к чешско-польским брошюрам и книгам, в то время как остальным приходилось довольствоваться тем, что есть…

    Мой первый “Крейсер” был куплен в 1987 году и сохранился до настоящего времени, но вплоть до знакомства с полиграфией Novo я долго гадал, что же это за корабль. В детстве логика была простой – раз выпускается советской фабрикой – значит точно наш, советский! Поиск в школьной библиотеке долгое время был безрезультатным, но тут по подписке подоспел МК 1991-05 с историей крейсера “Киров”.

    Поскольку оба корабля относились к классу “крейсер” я был уверен, что модель и есть “Киров”. Однако, начав сравнивать отливки с чертежами, я обнаружил массу несоответствий. Мне тогда подумалось, “Ну как можно было так криво сделать такой хороший корабль???”, и в голове начал зреть план по его “доработке”…

    Вполне возможно, что “Exeter” был бы перепилен в “Киров”, но тут появилась масса донецких моделей и “конверсия” сначала была сначала отложена, а затем и вовсе отменилась в связи с безвременной кончиной фирмы “Корпак” и исчезновением её моделей из продажи.

     

    А.Крумкач

  •  

  • Ссылки (модель):

     

    Ссылки (инфо):

     

    Литература:
    А.А.Чернышев “Кабельтовы крейсера «Киров»” (“Моделист-Конструктор” 1991-05)
    А.А.Чернышев “Крейсер «Киров»” (“Моделист-Конструктор” 1991-11)
    А.А.Чернышев “Крейсера типа «Киров»” (“Морская коллекция” 2003-01)
    А.А.Чернышев, К.Л.Кулагин “Советские крейсера Великой Отечественной. От «Кирова» до «Кагановича»”. Москва. Яуза\ЭКСМО. 2007 г.

Большие проблемы микротехники

Предисловие

Данная статья была опубликована в августовском номере журнала Техника-Молодежи за 1984 г. и надолго врезалась в память многим моделистам тех лет. Представляем вашему вниманию полный текст статьи, дающей неплохое представление о положении дел с производством сборных моделей в СССР. Описанные в ней проблемы, во многом, оставались актуальны на протяжении всех 80-х годов, так что, с точки зрения истории стендового моделизма в нашей стране, ее ценность несомненна. Также, вы можете скачать по ссылке скан журнального оригинала с иллюстрациями. 

 

БОЛЬШИЕ ПРОБЛЕМЫ МИКРОТЕХНИКИ

Несколько лет назад в редакции «ТМ» за «круглым столом» собира­лись представители предприятий, специализирующихся на выпуске ав­томобилей, самолетов, кораблей, танков, железнодорожной и косми­ческой техники. Среди них был за­меститель начальника Главного управления по производству игру­шек Министерства легкой промыш­ленности СССР В. Володин, дирек­тор завода «Юный техник» Ю. Ры­баков, главный инженер завода «Огонек» А. Голосов и заместитель заведующего лабораторией сложной технической игрушки Минлегпрома В. Миронов. Конечно же, речь тог­да шла о проблемах, связанных с производством сборных моделей- копий.

Уже при налаживании их произ­водства выявились некоторые труд­ности. В частности, «не хватает ква­лифицированных специалистов. Мало и высококлассных макетчиков, — заметил тогда В. Володин. — Чтобы сделать пресс-формы (это по ним отливаются комплекты сборных мо­делей), без высокоточных копиро­вально-фрезерных станков с преци­зионными пантографами не обой­тись. Их приходится покупать за ру­бежом». Покупалось тогда и сырье для микросамолетов, танков и ко­раблей. Посетовал Володин и на то, что Министерство просвещения СССР неизвестно почему «отдало на откуп все игрушечные дела респуб­ликанским министерствам».

Ю. Рыбаков затронул иную про­блему. Слишком «много времени уходит еще на сбор печатей и под­писей организаций, одобряющих вы­пуск новых игрушек, — подчерк­нул он. — Иногда сделать новый образец удается быстрее, чем его утвердить».

Зато представитель завода «Ого­нек» порадовал коллекционеров. Он пообещал, что скоро любители стендового моделизма «смогут по­ставить на полки копии тяжелого танка КВ-1 и самоходных установок военных лет». А. Голосов добавил, что, выпустив «Аврору» и «Потем­кина», завод продолжит заниматься флотской тематикой, в частности, намечена разработка микрокопий знаменитых парусных кораблей. Только необходимо, отметил Голо­сов, наладить деловые отношения с предприятиями, выпускающим «большую» технику. Тогда модель, скажем, корабля «Союз» появится на прилавках одновременно с доку­ментальным фильмом о новом кос­мическом полете.

Нельзя было не согласиться и с В. Мироновым, считавшим, что в де­ле производства сборных моделей-копий «очень важную роль сыграло бы специализированное конструк­торское бюро по моделям».

С тех пор минуло почти трина­дцать лет. Что же изменилось в уменьшенном мире техники? Прямо скажем, сделано немало. Появились новые сборные модели-копии со­ветских самолетов, в том числе истребителей Як-3 и Як-25, штурмо­вика Ил-2, авиалайнеров Ту-104 и Ил-18. За прославленной тридцать­четверкой последовали две само­ходки и тяжелые танки КВ-85 и ИС-3.

В кильватер кораблям революции встали атомоходы «Ленин» и «Арк­тика», двинулись по микроколеям первые отечественные мини-поезда. Вроде бы неплохо, да письма наших читателей свидетельствуют о том, что решены далеко не все про­блемы.

«Несколько лет назад в продажу поступила сборная модель первого советского грузовика АМО-Ф15 про­изводства московского завода «Про­гресс», — сообщает москвич В. Купенко. — Тогда думалось, что ею откроется серия советских автомо­билей до КамАЗа включительно. Но следующим был «Стенли». А его земляк А. Данилов не удержался от иронии: «Советую приобрести и по­пробовать собрать «прогрессивные» автомобили АМО-Ф15 и «Стенли». Затем запаситесь терпением, чтобы выстоять в очереди коллекционе­ров, возвращающих в магазины эти некондиционные изделия».

«Танковая серия завода «Огонек» почему-то отличается странной под­боркой образцов, словно выхвачен­ных из истории вне логической свя­зи с нею, — пишет В. Шпаковский из Пензы. — Непонятно, почему разработчики предпочли последнюю и далеко не лучшую модификацию КВ? По профессии я преподаватель и на собственном опыте убедился, как не хватает детям таких игрушек, как необходимы они нам для при­общения школьников к техническо­му творчеству, для повышения об­щей технической культуры».

Немало нареканий вызывает и ассортимент моделей. «Собрал пол­сотни самолетов, но отечественные составляют едва ли пятую часть, — сетует И. Борисов из Мценска. — К тому же модели Ту-104 и Ан-24 весьма примитивны».

А вот вопросы иного порядка. «Несколько лет назад завод «Огонек» выпустил массовой серией безымянные «эсминцы» и «противолодочные корабли», — извещает нас О. Бутов из Балашихи. — Однако по катало­гу французской фирмы «Фрог» ин­дексы, указанные на их упаковке, относятся к моделям британских эсминцев 30—50-х годов. Также и

«Игрушка пластмассовая сборная. Крейсер» минского производствен­ного объединения «Мир» представ­ляет собой опять-таки фроговское изделие, британский крейсер «Эксе­тер». В. Егоров из Рязани добавля­ет: «Проездом приобрел в Москве «Сборную модель самолета — ин­декс 167». Потом мне привезли из столицы модель в яркой упаковке, с надписью по-английски: «Ново. Авиа­ционная техника, Уэстленд «Уол­лес», Ф. 167». Открыл коробку — тот же самый набор того же завода «Кругозор».

В заключение приведем выдерж­ку из письма членов авиамодельной секции Клуба историко-технического моделизма при Доме офицеров Краснознаменной Каспийской фло­тилии. «Конечно, с закупкой пресс-форм у зарубежных фирм ассорти­мент и качество моделей-копий улучшились. Только в 1983 году в Баку продавалось 15 образцов са­молетов, но не больше. Видимо, причина тому — разбросанность производства по Москве, Киеву, Ярославлю, Донецку, Ташкенту, Ба­ку и другим городам. Этим и поль­зуются юркие дельцы, предлагая коллекционерам дефицитные моде­ли по цене, в 10—15 раз превышаю­щей государственную. Пример: мо­дель-копия самолета Вулти «Вендженс» — индекс 199 продавалась в Донецке с инструкцией и декалью (фабричный набор опознавательных знаков и раскраски) и стоила чуть больше рубля. А в других городах «продавцы» требовали за нее 15 рублей!»

Да, за минувшее десятилетие уве­личился ассортимент, появились но­вые предприятия, производящие сборные и коллекционные модели- копии, возросло число любителейисторико-технического стендового моделизма. Но ведь и нерешенных проблем стало не меньше. Поэтому мы вновь обратились к ведущим специалистам по технической иг­рушке с просьбой ответить на во­просы, поставленные читателями.

 

РАЗГОВОР ПРОДОЛЖАЕТСЯ…

Что и говорить, подобное уви­дишь нечасто. Крылом к крылу вы­строились остроносый истреби­тель Як-3 с трехцветной эмблемой полка «Нормандия — Неман» и его противники, немецкие истребители Ме-109 и ФВ-190. Лобастый «иша­чок» И-16 словно нацелился в хвост «лаптежнику» — немецкому пики­ровщику Ю-87; над стабилизатором «Ньюпора» времен первой мировой войны нависла плоскость угловатого американского бомбардировщика 40-х годов Б-25 «Митчелл», перед которым распластался реактивный палубный штурмовик «Корсар». Не­много дальше борт о борт застыли российский броненосец «Потемкин», английский крейсер «Эксетер», эскортируемый четырьмя эсминца­ми, галеон и каравелла. Тут же — отменно отделанные парусная яхта и пожарный катер. Невдалеке — ста­ринные пушки, советские танки и самоходки, автомобили всех времен и народов. Отдельно разместилась железнодорожная станция со стоя­щим на путях составом.

Эту выставку моделей-копий об­разцов отечественной и зарубежной техники, развернутую в редакции «ТМ», с большим интересом осмот­рели сотрудники ЦК ВЛКСМ и ЦК ДОСААФ, представители про­мышленных предприятий, торговых организаций, моделисты, художники, журналисты и гости редакции. А по­том за «круглым столом» состоялась беседа, в которой приняли уча­стие начальник Управления по раз­витию промышленности по произ­водству игрушек Министерства лег­кой промышленности СССР В. Воло­дин, конструктор товаров культур­но-бытового назначения Ю. Марке­вич, старший товаровед отдела тех­ники универмага «Детский мир» Л. Карцева, главный редактор жур­нала ЦК ДОСААФ «Крылья Родины» Л. Яснопольский, представитель объединения Союзсчетмаш Л. Его­рова, начальник Центрального конструкторско-технологического бюро игрушки Минлеглрома СССР С. Бормачев, заместитель главного инже­нера московского завода игрушки «Кругозор» В. Обжигалов, замести­тель начальника проектно-конструк­торского отдела Донецкой фабрики игрушки (ДФИ) А. Григор, слесарь-инструментальщик Д. Давидимус, художник-конструктор А. Захаров, председатель Московской областной федерации историко-технического стендового моделизма художник М. Петровский и другие.

…Сборные модели-копии появились на прилавках наших магазинов более пятнадцати лет назад и сразу же превратились в одно из самых массовых увлечений. Неудивительно, ведь очень интересно собрать дома музей авиационной, морской или транспортной техники, коллекцию старинных самолетов или автомоби­лей. Добавим, что модели-копии стали одним из наглядных средств военно-патриотического воспитания подрастающего поколения, приоб­щения его к технике и истории.

Не впервые наш журнал обраща­ется к делам игрушечным (см. «ТМ» № 2 за 1971 год, № 5 за 1972 год, № 6 за 1977 год), ибо многие про­блемы, возникшие с появлением моделей-копий, все еще остаются нерешенными. Не стоит переоцени­вать их важности, но и пренебрегать ими не следует. Вот почему мы и пригласили в редакцию тех, кто имеет самое непосредственное от­ношение к этому делу.

В. Володин. Наше министерство является ведущим по производству игрушек, в том числе и сборных мо­делей-копий. И мы постоянно стре­мимся сделать все, чтобы расширить ассортимент нашей продукции, уве­личить ее выпуск, укрепить инстру­ментальную базу. Кстати, уже в этой пятилетке будет построен опытный завод, на котором станет произво­диться оснастка для моделей-ко­пий. О внимании, уделяемом затро­нутой здесь проблеме, свидетель­ствует и такой факт. Раньше игруш­ками именовались все наши изде­лия, от «конструкторов» до елочных украшений, теперь же предметы для технического творчества моло­дежи выделены в особую категорию и их выпуску мы отдаем предпочте­ние в текущей пятилетке.

При этом мы стараемся показать в моделях-копиях прошлое и на­стоящее отечественной и зарубеж­ной техники. С этой целью на на­ших предприятиях выпускается 48 сборных и коллекционных моделей автомашин, 89 комплектов самоле­тов. Есть у нас и задел продукции; к примеру, на заводе «Кругозор» имеется 32 комплекта оснастки…

В. Обжигалов. Точнее, 26 комплектов…

В. Володин.Возможно. Или Донецкая фабрика игрушки, — обла­дая 30 комплектами, она произво­дит 10 моделей, придерживая остальные про запас. Девять моде­лей кораблей и судов выпускаются в Москве, Одессе и Минске. Прав­да, космической техникой мы пока почти не занимаемся, но начинаем осваивать железнодорожную тема­тику.

Что и говорить, полтораста моде­лей-копий для масштабов нашей страны, конечно, маловато. По моей оценке, их должно быть не менее трех тысяч. Только тогда мы охва­тим все направления истории техни­ки и сможем сказать, что выполни­ли свой долг перед молодежью.

Но для того, чтобы создавать но­вые модели, организовывать их про­изводство, нужны энтузиасты. Я не имею в виду любителей, самостоя­тельно изготавливающих пресс-фор­мы и копии самолетов, поскольку, на мой взгляд, их опыт не годится для производства, где своя специ­фика. Зато энтузиасты из среды профессионалов на основе выстав­ки игрушки сумели создать филиал Центрального конструкторско-техно­логического бюро в Киеве, породив «автомобильное направление». А ведь внедрить хотя бы одну модель на предприятии, которое этим никогда не занималось, невероятно трудно!

Л. Егорова. Да, вот уже два года мы внедряем модели-копии желез­нодорожной техники на наших предприятиях. Одна из них представле­на здесь, на выставке. Что же ка­сается проблем, то у нас их, види­мо, не меньше, чем на других не­специализированных предприятиях. Не хватает квалифицированных кад­ров, оборудования. Но, даже обла­дая этим, без качественных мате­риалов при всем желании невоз­можно добиться высокого качества изделий…

В. Володин. Раз уж речь зашла о сложностях, то могу сказать, что для меня они начинаются с попытки по­лучить фотографии и чертежи ори­гиналов. Например, я до сих пор не могу достать чертежи бомбардиров­щика военного времени Ту-2, хотя его копия и производится в ГДР; нет документации и по другим са­молетам…

Л. Яснопольский. Мы прежде все­го заинтересованы в моделях-ко­пиях отечественной авиационной техники. Именно их можно и нужно использовать в воспитательной ра­боте с молодежью. И хотя основ­ной задачей нашего журнала яв­ляется пропаганда авиационных ви­дов спорта, мы наметили ряд пуб­ликаций, посвященных стендовому моделизму. Что же касается черте­жей советских спортивных и бое­вых самолетов, то мы их регулярно публикуем.

Считаю, что необходимо всемер­но способствовать работе над мо­делями-копиями боевой техники в

школьных кружках и пионерских ла­герях…

В. Володин. Вот с моделями-ко­пиями атомобилей у нас проблем практически нет, чертежей много. Поэтому мы подготовили докумен­тацию почти на все отечественные машины и теперь передаем ее на предприятия для изготовления оснастки. В том числе разработан комплект чертежей на модели для Ульяновского автомобильного заво­да, да и в запасе есть еще около сорока комплектов. Бронетанковую технику и впредь будет выпускать завод «Огонек» по одной-двум мо­делям в год. Там особое положе­ние: главный художник завода — бывший танкист и с душой относит­ся к делу.

А теперь несколько слов о тех, кто сотрудничает с нами. Министер­ство здравоохранения СССР следит только за тем, чтобы игрушка не причинила вреда ребенку, и с Мин­здравом у нас недоразумений нет. А вот с Министерством просвещения СССР у нас сложились ненормальные отношения. Мы являемся своего рода типографией и тиражируем изделия в том виде, в каком они были утверждены. До сих пор все игрушки рождались под эгидой Управления дошкольного воспитания, где нашу продукцию именуют жесткой ста­тичной моделью с минимальными возможностями для игры. Любые наши предложения по новым моде­лям-копиям оно встречает в шты­ки — нечего, мол, фантазировать! Вот откуда все наши беды.

А. Григор. Должен сказать, что утверждение образцов моделей-ко­пий Минпросом УССР, как правило, проходит без осложнений. От нас требуют только высокого качества изделий и упаковки да полной укомплектованности наборов инструкция­ми и декалью…

А. Захаров. И мой опыт работы и контактов с художественным сове­том Минпроса РСФСР свидетель­ствует, что его сотрудники хорошо понимают значение моделей-копий в деле воспитания подрастающего поколения. Было бы что утверждать к производству!

В. Володин. Вполне возможно. Но когда мы разрабатываем планы выпуска военной техники, нас имен­но за это и упрекают. Звучит пара­доксально, но в свое время Минпрос запрещал производство оло­вянных солдатиков!

Л. Карцева. С 1957 года мы про­водим ежегодные выставки-смотры товаров, предназначенных для технического творчества школьников, на которые приглашаем и предста­вителей Минпроса. Интерес к таким товарам огромен, заказов много, но развивается эта отрасль недостаточ­но быстро, поэтому ассортимент ограничен. У нас это в основном продукция «Огонька», «Кругозора», «Прогресса» и Наро-фоминского за­вода пластических масс.

В. Володин. МинпросуСССР былопоручено разработать требования к товарам для детей, по которым могли бы ориентироваться и мы.Но оно ничего не сделало и перепо­ручило дело республиканским мини­стерствам. Впрочем, и многие дру­гие вопросы решаются с трудом.

Например, нам не хватает копи­ровально-фрезерных станков, а то, что выпускается для нас, и станками назвать трудно. Между прочим, от­сутствие пресс-форм является глав­ным препятствием для развития на­шей отрасли.

Конечно, говорить о том, что у нас вообще нет оборудования и сырья, не стоит, эти вопросы реше­ны. Но не забывайте, что даже про­стая модель состоит из 150—200 раз­ных деталей, которые должны сты­коваться с микронной точностью. И только для одной новой модели надо сделать 7 пресс-форм, а это, как минимум, год работы. Чертежей на пресс-формы мы накопили до­вольно много, но изготовить их ни­как не можем, и пока ни наше управление, ни Минлегпром в целом не нашли решения этого вопроса. Мы обращались в шесть министерств с просьбой помочь нам в создании технологической оснастки, но все, кроме Минрадиопрома, дружно ответили в официальных письмах, что у них нет возможности изготовить пресс-формы. При встре­че с руководителями Минавиапрома я прямо сказал, что наше мини­стерство выпускает гораздо больше самолетов, чем ваше, а вы до сих пор не научитесь делать маленькие машины. Уверен, что аналогичное по­ложение и в других министерствах.

Мы приобрели пресс-формы у англичан, а потом не только рас­считались «самолетами» и «кораб­лями» за техническую и технологи­ческую помощь, но и закупили стан­ки и литьевые машины, которые унас не выпускаются, и организовали производство моделей. Еще в 1969 году одна французская фир­ма изготовила по нашему заказу оснастку для «Авроры» и «Потем­кина», а потом и для атомного ле­докола «Ленин». Сейчас погоду, как говорится, делают самолеты, из них примерно 80% зарубежных, на английской оснастке, а также авто­машины, 28 моделей из которых из­готавливаются на оснастке, приобретенной в Италии.

Ю. Маркевич. Сколько же лет мы слышим одно и то же: то не мо­жем, это нельзя, Минавтопром не делает сборных моделей-копий, Минавиапром — тоже… А сами-то для чего? Каскад проблем — плохо с кадрами, нет документации, обо­рудования, пресс-форм, даже бума­ги для упаковки. Бумага-то есть, только достается она не тем, кто ленив по натуре. Так стоит ли удив­ляться тому, что стендовый моде­лизм стал постепенно приходить в упадок.

В. Володин. Не надо обобщать!Нам уже удалось решить ряд про­блем, например, вопрос с декаля­ми. Мы договорились е Минлегпромом Азербайджана о том, что они возвратят нашу типографию, которую мы переоборудуем для производства переводных карти­нок. Но пока нам действительно не хватает декали, аппликаций, кра­ски. Я не раз обращался к работникам Минхимпрома с просьбой — дайте краску в тюбиках по 20—50 г, чтобы коллекционер мог раскрасить стандартную белую или серую по­листироловую модель. Ни в какую! Другая проблема: мы производим комплекты с клеем, но пока столич­ная продукция попадает в отдален­ные районы, клей успевает высох­нуть — плоха упаковка. Но это уже забота химиков. Кстати, о перевозках. Вопросами обеспечения горо­дов моделями-копиями мы зани­маться не будем, поскольку это де­ло торговых организаций. По наше­му мнению, производство моделей- копий надо равномерно распреде­лить по всей стране — тогда и де­фицита не будет.

Ю. Маркевич. Думаю, что не сле­дует драматизировать положение. У нас есть все возможности рабо­тать хорошо, и советское оборудова­ние позволяет делать модели-ко­пии на уровне мировых стандартов. Работая на отечественном полисти­роле и оборудовании, мы выпустили модели парусной яхты и пожарного катера в неплохой упаковке. Теперь готовим к производству стопроцент­ную модель-копию портового бук­сира. При этом все детали сразу изготавливаются из полистирола со­ответствующей расцветки.

Для того чтобы наладить дело в отрасли, надо собрать людей, спо­собных выполнять первоначальные макеты, максимально приближенные к промышленным; художников, ко­торые централизованно бы разраба­тывали грамотную упаковку. При этом не любители решат судьбу де­ла, а профессионалы; только их нужно готовить!

ОТ РЕДАКЦИИ. Быть может, на первых порах следует организовать на общественных началах совет, ска­жем, при редакции «ТМ».

Моделями-копиями, сборными и коллекционными, в наши дни увле­каются люди разных возрастов и профессий. Поэтому и наболевшие проблемы, ставшие предметом ди­скуссии за «круглым столом», види­мо, решать надо сообща.

Записали К. СКРЯГИНА и К. АРСЕНЬЕВ

 

Прокомментировать выступления участников «круглого стола» мы по­просили художника Михаила ПЕТРОВСКОГО, известного нашим чита­телям как бессменного иллюстрато­ра «Исторических серий «ТМ» и «Наших музеев».

 

…А ДОЛГ РАСТЁТ

МИХАИЛ ПЕТРОВСКИЙ, председатель Московской областной федерации историко-технического стендового моделизма, художник

Несколько лет назад столичные любители стендового моделизма, посетив выставку перспективной технической игрушки, были приятно удивлены, увидев на витринах десят­ки моделей-копий самолетов и кораблей. Это было то, что обещала в скором времени выпустить про­мышленность. Правда, при ближай­шем рассмотрении оказалось, что большинство экспонатов составля­ют модели зарубежной техники, среди которых как-то затерялись копии отечественных машин. Тем не менее люди, посвящающие досуг сборке и отделке пластмассовых мо­делей, с удовлетворением настрои­лись на встречу с новыми образца­ми. Однако минуло более восьми лет, но встреча до сих пор так и не состоялась.

Думаю, сейчас нет необходимо­сти — как было лет 10—15 назад — доказывать, что модели-копии бое­вой и транспортной техники необ­ходимы нашей молодежи. Да и не только ей. Работа с моделями — прекрасный отдых, да и знакомство с копиями машин, оригиналы кото­рых подчас не сохранились, попол­няют наши знания об истории Ро­дины, об истории технического про­гресса. О значении стендового мо­делизма свидетельствует и то, что в апреле 1983 года постановлением Бюро президиума Московского об­кома ДОСААФ была создана Московская областная федерация исто­рико-технического стендового моде­лизма — первая в стране организация подобного назначения. Она объединяет энтузиастов, занимаю­щихся самостоятельной постройкой моделей-копий и сборкой моделей из комплектов, выпускаемых про­мышленностью. Во многих городах существуют клубы моделистов-стендовиков, и число их с каждым го­дом увеличивается.

Многое изменилось и в промыш­ленности. Заработали два крупней­ших (и не только в масштабах на­шей страны) предприятия по произ­водству игрушек — завод «Круго­зор» и Донецкая фабрика игрушек (ДФИ), в продукции которой значи­тельное место занимают сборные модели-копии. Только ДФИ ежегод­но выпускает их на 7 млн. рублей. Значительно возрос ассортимент.

К сожалению, все это свидетель­ствует не о возможностях «игру­шечной индустрии» в сфере произ­водства пресс-форм, а скорее об ус­пехах внешнеторговых организаций. Ведь именно приобретением зару­бежной оснастки удалось в какой-то мере загрузить производствен­ные мощности предприятий и отча­сти удовлетворить спрос на моде­ли-копии. При этом в ассортименте стало заметным преобладание ко­пий иностранной техники. Я не пре­увеличиваю — из нескольких десят­ков наименований продукции ДФИ к нашей технике относятся только самолеты Ла-7 и СБ. Позволю доба­вить, что до приобретения импорт­ные пресс-формы, как правило, находились в эксплуатации, что вызы­вает необходимость их постоянного ремонта на предприятиях, не всегда располагающих для этого возмож­ностями. Достаточно сказать, что 70% оборудования инструменталь­ного цеха ДФИ загружено текущим ремонтом пресс-форм! Отсутствие же форм-дублеров заставляет про­изводственников с тревогой задумываться о будущем: когда оснаст­ка сработается полностью, придется волей-неволей сокращать ассорти­мент продукции. Поэтому предприя­тие вынуждено законсервировать ряд комплектов, чтобы не остано­вить когда-нибудь производство мо­делей-копий. Да, люди болеют за дело, и судьба его им далеко не безразлична.

По-прежнему главным фактором, сдерживающим рост производства, остается отсутствие технологической оснастки, выпуск которой до сих пор не налажен на заводах Минлегпрома. Сотрудники предприятий, с которыми мне довелось беседовать, единодушно считают, что положение изменится в лучшую сторону лишь после создания мощного предприя­тия, которое располагало бы штатом специалистов по производству пресс-форм. Нельзя сказать, что в этом отношении вообще ничего не делается. Как сказал В. Володин, подобное предприятие создается в Загорске на базе существующего опытного производства Всесоюзно­го научно-исследовательского института игрушки. Однако идея за­няться разработкой оснастки имен­но там вызывает скептическое отно­шение представителей заводов, ибо загорские пресс-формы не раз вы­зывали немало нареканий. Возмож­но, оснащение будущего предприя­тия необходимым качественным обо­рудованием и скажется положитель­ным образом на качестве и количе­стве отечественных пресс-форм. Однако позволю напомнить в связи С этим высказывание Ю. Маркевича о необходимости готовить квалифици­рованные кадры для отрасли.

Конечно, чисто производственная сторона дела отнюдь не ограничи­вается проблемами оснастки, нехват­ки сырья, в том числе металла для пресс-форм. К примеру, на ряде предприятий еще не решен вопрос обеспечения работников жильем — отсюда текучесть кадров со всеми отрицательными последствиями.

Не знаю, есть ли коллекционер, которому удалось собрать все модели-копии самолетов, выпу­скаемые у нас. Да и возможно ли это, если ответственный работник Минлегпрома отстаивает необходи­мость распыления производственных мощностей по стране. Согласитесь, что вряд ли какому покупателю за­хочется год от года видеть на при­лавках одни и те же комплекты. Пока же дело обстоит именно так… К примеру, 80% продукции ДФИ реализуется только на Украине, и коллекционеры из других регионов практически лишены возможности приобрести донецкие изделия. Не­которые предприятия вообще вы­пускают два-три комплекта моде­лей, но находятся, что называется, «в глубинке», где их продукция и оседает, не попадая в крупные го­рода. А что говорить о сельских моделистах…

Именно пресловутая «равномер­ность распределения» и породила новую разновидность «бизнесме­нов», специализирующихся на сбы­те сборных моделей-копий. Но бо­роться с дельцами разумнее не цифрами выпуска моделей, а их действительной доступностью! Пока же невозможность приобрести ком­плект, выпускаемый в другом горо­де, заставляет коллекционеров взы­вать о помощи в письмах, направ­ляемых в торговые организации, По­сылторг, в редакции газет и жур­налов, к нам, в Федерацию, и, ко­нечно же, на предприятия.

Нельзя обойти и проблему упа­ковки моделей-копий. Я имею в -ви­ду не только ее низкое качество, но и общий подход к делу. В частно­сти, межведомственная Художе­ственно-техническая комиссия по игрушке Минпроса УССР считает, что любая модель должна обяза­тельно иметь полное наименование, историческую справку, в которой кратко рассказывается о том, что представлял собой копируемый объект. А московские модели не (не­сут никакой информации для коллекционера, кроме индекса, соот­ветствующего каталогу давно не существующей иностранной фирмы. Некоторые сотрудники Минлегпро­ма объясняют это нежеланием пропагандировать зарубежную технику, которую, тем не менее… выпускают.

Помимо чисто производственной, существует и другая сторона вопро­са — идеологическая. Нет, мы не против моделей иностранной техни­ки, и никакой коллекционер не от­кажется приобрести уменьшенную копию английского клипера, фран­цузского истребителя, японского танка. Но нельзя же признать номальным, что иностранная техника составляет подавляющее большин­ство нынешнего ассортимента! Да, при таком положении дел «долг пе­ред молодежью», о котором гово­рил В. Володин, покроется далеко не скоро.

Отсутствие четкого представления о том, какие образцы техники и по­чему именно они должны быть воплощены в моделях, сказывается и в том, что в ассортименте появляют­ся совершенно случайные элементы. Своим появлением они, как прави­ло, обязаны волевому решению разработчиков, учитывающих толькопроизводственные возможности своего предприятия. В связи с этим хочу отметить, что пока только одно направление в производстве моде­лей-копий обладает обоснованной и долгосрочной программой. Это производство железнодорожной микро­техники, которой занимается группа энтузиастов в ЦКТБИ. Настала пора разработать подобную программу, притом не ограниченную узкопедагогическими аспектами, и для всей отрасли. В составлении ее должны участвовать производственники и педагоги, историки и художники, журналисты и работники музеев, и, конечно, представители ВЛКСМ и ДОСААФ. В подобной программе следует учитывать наличие докумен­тации на копируемый образец, его ценность с точки зрения истории техники и истории вообще. Только в этом случае проблемы сборных мо­делей-копий станут близки к раз­решению.

Из обсуждения проблем, связан­ных с выпуском сборных моделей-копий отечественной н зарубежной техники, стало ясно, что н ныне су­ществует ряд нерешенных гопросов. К ним относятся отсутствие квалифицированных кадров, острая не­хватка пресс-форм, в ряде случаев сырья, необеспечение моделями- копиями торговых предприятий во многих городах страны. К сожале­нию, представители Управления по развитию промышленности по про­изводству игрушек Минлегпрома СССР не смогли конкретно объяс­нить, как, когда и за счет чего бу­дет расширяться производство и ассортимент сборных моделей-ко­пий в нашей стране. Поэтому редак­ция обращается с теми же вопроса­ми к руководителям самого мини­стерства.

 

 

RNLI North Sea Lifeboat — FROG


  • Не останавливаясь на достигнутом FROG во второй половине 1960-х гг. продолжала удивлять видавших виды моделистов, да и просто любителей пластиковых моделей, весьма необычными продуктами. В 1967-м году была создана пресс-форма для уникального плавсредства — спасательной лодки R.N.L.I. Lifeboat, 37ft Oakley Type. И снова масштаб был выбран крайне необычный — 1/48, который больше относится к моделям авиационной техники.
     

    В Великобритании модель лодки производилась недолго — её выпуск был свернут в 1974 году, после чего пресс-формы продали Советскому Союзу и оказались на заводе “Кругозор”. Выпуск на экспорт тогда организовать не удалось, а по сути (кроме тестовых отливок) две ограниченные серии были выпущены уже после развала СССР, причем последнее издание относилось к фирме “Alalnger”.
     

    При подготовке статьи использованы материалы, которые представили нам М.Чизганов,С.Просвирнин и Suede, а также с интернет-аукциона eBay.

  • RNLI – Royal National Lifeboat Institution (Королевское национальное учреждение спасательных лодок) – старейшая организация по спасению потерпевших кораблекрушение. Она была основана под патронажем короля Георга V в 1824 году под названием “Национальное учреждение по сохранению жизни при кораблекрушении”. Базы организации создавались на самых неспокойных участках побережья, где морские катастрофы были совсем не редки. При этом, несмотря на государственное финансирование, многие члены организации являются волонтерами-добровольцами, мужественно выходящими в море в любой шторм. За время существования членами RNLI было спасено около 140 000 жизней, при этом домой не вернулось и 600 спасателей.
     

    Уже в середине XIX-го столетия остро встал вопрос о специализированной шлюпке, самостоятельно становящейся на киль после переворачивания в неспокойном море. На объявленный конкурс было прислано 280 проектов самых разнообразных лодок, 6 лучших из которых было объединено членом оргкомитета Пиком в одной гребной шлюпке. Остойчивости ей придавал усиленный 6-пудовой металлической полосой киль, непотопляемость обеспечивали воздушные резервуары по бортам и заполненное пробкой подпалубное пространство, а на оконечностях были установлены высоко поднятые водонепроницаемые объемы, не позволявшие лодке ровно плавать в перевернутом положении, касаясь воды обоими бортами. В результате она, будучи перевернутой, достаточно быстро самостоятельно возвращалась в правильное положение.
     

    На шлюпки новой конструкции последовала масса заказов, причем они несли службу у берегов как Англии, так и Германии, Франции, Нидерландов, Дании и России. Со временем были выявлены и минусы проекта – утяжеленный киль приводил к более сильной качке и более легкому переворачиванию во время шторма, чем у обычных лодок, что, вкупе с появлением моторных катеров со временем привело к отказу от строительства и использования различных спасательных судов, основанных на принципе самовосстанавливания.
    Тем не менее, спасательные катера с экипажами продолжали гибнуть и необходимость в малых судах, самостоятельно выравнивающихся после переворачивания за несколько секунд и полностью сохраняющих функциональность, быстро стала очевидной.
     

    К идее снова вернулись спустя век после изобретения шлюпок Пика. Задача по созданию всепогодного современного моторного катера, способного к самовосстановлению, была решена инженером RNLI Ричардом А.Окли. Роль балласта исполняла вода, закачивавшаяся в резервуар под палубой. В один из бортов был встроен другой резервуар, остававшийся пустым, но сообщавшийся с нижним через несколько снабженных клапанами труб. В случае опрокидывания судна вода перетекала в бортовую цистерну и, благодаря сместившемуся центру тяжести катер за 6-7 секунд переворачивался в нормальное положение. Недостатками данной схемы были сложность конструкции и самовосстановление только поворотом через один борт. В шторм сила стихии могла препятствовать восстановлению бота именно со стороны, где располагалась цистерна.
     

    Несмотря на эти минусы, катер посчитали достаточно перспективным. В 1958-и году был изготовлен первый 37-футовый прототип, имевший деревянный корпус с обшитым железом килем. Водоизмещение составляло 9 тонн, максимальная скорость 8 узлов, а дальность плавания экономическим ходом – внушительные 420 миль, экипаж насчитывал 7 человек. В серию бот пошел в 1961-м году, а через 2 года был выпущен уже 48-футовый вариант. К этому времени уже был полностью прекращен выпуск предшествующих классов спасательных ботов — конструкции Баррета и Уотсона. Всего было построено 26 37-футовых и 5 48-футовых моделей.

    Катера типа «Oakley» производились до 1971-го года, хорошо зарекомендовали себя на службе, поучаствовав во множестве спасательных операций, и были списаны только в 1993 г.
     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    RNLB "Ernest Tom Neathercoat" 37-15 (Photo Galley Boy)
    Slider

    Наверх

  • Сборная модель спасательной лодки R.N.L.I. Lifeboat, 37ft Oakley Type была выпущена фирмой FROG появилась в 1967-м году в упаковке типа F2 и выпускалась до 1969-го года под индексом F139. Коробочная версия названия звучала как “North Sea Lifeboat”. Бокс-арт на коробке изображал катер, идущий сквозь ночное бушующее море к выпускающему сигнальную ракету танкеру. Помимо отливок комплект включал инструкцию и декаль.

    Примечательно, что в каталоге FROG данная модель появилась только в 1970-м году, а в общей сложности было выпущено 40.000 комплектов первого издания.
     

    Начиная с 1970-го и до 1974-го года модель выпускалась в упаковке типа G2, но под тем же коробочным названием. На этот раз рисунок содержал изображение катера, который идёт на помощь терпящему бедствие судну. За этот период выпустили 45.000 комплектов, после чего модель была снята с производства и отправлена на профилактический ремонт. В 1975-м году производственная оснастка была передана фирме “Novoexport” и отправлена в Советский Союз.
     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    “North Sea Lifeboat” (F139) - упаковка типа F2, FROG, 1967-1969 гг.
    Slider

    Наверх

  • В 1975 году пресс-форма на спасательную лодку была куплена Советским Союзом и перевезена на московский завод “Кругозор”. Производство на экспорт под коробочным названием “RNLI North Sea Lifeboat” должно было начаться в 1977 году. В каталоге “Novo Toys Limited” модель проходила под индексом 76091 и была включена в отдельную серию для кораблей и судов. Для экспортной коробки был выбран доработанный бокс-арт от “фроговской” упаковки типа G2.

    Наладить выпуск “RNLI North Sea Lifeboat” в те годы не удалось, хотя тестовые отливки были предоставлены британской стороне. Предположительно, выпуск небольшой партии моделей был произведен в ЦКТБИ в 1980-м году, но не исключено, что к этому времени пресс-формы уже находились на московском опытно-экспериментальном заводе “Огонек”.
     

    После ликвидации фирмы “Novo Toys Limited” в конце 1980-го года запас нереализованной полиграфии был передан Советскому Союзу и перевезен на склад в Москве. Отсюда коробки и инструкции понемногу растаскивались “несунами” и продавались на “толкучке” у “Детского мира” и в клубе моделистов. Впрочем, в виду отсутствия отливок, объёмы воровства были достаточно скромными, да и сама полиграфия тогда особым спросом не пользовалась.
     

    Производство для внутреннего рынка завод “Огонек” смог наладить лишь в начале 1990-х гг. и то, весьма скромными партиями. Для бывшей “фроговской” модели была разработана более простая “белая” коробка с названием “Катер Спасатель” и простенькой картинкой “по мотивам Ново”, на которой читавшееся в оригинале название “Royal Thames” было заменено на “Спасатель”, а декали – лавсановыми наклейками. Набор в обеих вариантах лишился литников с остеклением и экипажем, поскольку на момент изъятия производственной оснастки из консервации обнаружилось, что пресс-формы для этих деталей повреждены и не подлежат восстановлению. Между тем, качество остальных отливок сохранялось довольно неплохим.
     

    В отличие от печальной судьбы, постигшей пресс-формы кораблей на “Огоньке”, уцелевшие пресс-формы для лодки благополучно дожили до краха завода и в 2006 году они была выкуплены фирмой “Alanger”. В обновленном варианте набор получил индекс 048001, а также упаковку с русским названием “Английский спасательный бот класса “Окли” и английским “The Royal Thames” Oakley class Lifeboat”. Как ни странно, но на бокс-арте в качестве основы вновь использовался “фроговский” рисунок, причем даже декаль сделали аутентичной.
     

    После банкротства “Alanger” судьба пресс-форм оказалась незавидной — в 2007-м году вся оснастка перешла в собственность одного из российских банков, который перевёл её на один из подмосковных складов. Модель, в свою очередь, в очередной раз быстро превратилась в раритет, изредка мелькающий на различных модельных сайтах и торговых площадках.
     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    “RNLI North Sea Lifeboat” Cat.No.76091 - экспортная упаковка Novo, верхняя часть, 1977-1980 гг.