Т-20 “Комсомолец” — AER

  • В истории Великой отечественной войны “белым пятном” является использование советских специализированных тягачей. Порой складывается впечатление, что данный вид техники отсутствовал вовсе, а вместо них широко использовалась конная тяга, трактора и переоборудованные танки со снятыми башнями. На самом деле это далеко не так и до осени 1941 года бронетанковые войска РККА располагали внушительным парком бронетранспортеров Т-20 “Комсомолец”, которых к концу осени 1941-го года построили около 7780 единиц.

     

    Первую массовую модель-копию бронетранспортера Т-20 из пластмассы, в классическом для бронетехники масштабе 1/35, выпустила фирма “AER s.r.l. Moldova” из г.Кишинев (Молдова) в далеком теперь 1994-м году. Эта разработка имела свои преимущества и недостатки, но тем не менее, долгое время она была безальтернативной и лишь в XXI-м веке для неё появилась достойная замена.

     

    Редакция сайта Retromodels.ru выражает благодарность А. Батаеву за предоставленные материалы по истории фирмы “AER”.

  • Впервые тема бронетранспортеров в СССР была поднята ещё в 1920-е гг., и в скором времени на испытания поступил опытный образец на базе легкого танка Т-18. Хотя эта машина не пошла в серию, опыт оказался полезным, что позволило в 1935 г. в Научном автотракторном институте группой инженеров под руководством А.С. Щеглова разработать тягач, в конструкции которого использовались элементы шасси от плавающего танка Т-37А. В течении 1936-го года было построено 50 (по другим данным — 25) серийных машин, но дальнейшее производство было остановлено в пользу более перспективного проекта.

     

    Новый бронированный тягач, предназначенный в основном для буксировки артиллерийских систем малого и среднего калибра, начали проектировать в КБ НАТИ под руководством конструктора Н.А. Астрова, ранее разработавшего плавающие танки Т-37А и Т-38. Предложенный проект под заводским индексом “0-20” (А-20) также получил целый ряд унифицированных с танками конструктивных элементов.

    Ходовая часть применительно на один борт состояла из двух тележек с двумя обрезиненными опорными катками каждая, двух поддерживающих роликов, ведущего колеса переднего расположения (зацепление гребневое) и мелкозвенчатой гусеничной цепью с 79-ю стальными одногребневыми траками шириной 200 мм. Тележки опорных катков, полученные от танка Т-37А, оснащались амортизацией на листовых рессорах и крепились к корпусу на отдельных балансирах. Задний (пятый) опорный каток также выполнял роль направляющего колеса. Для защиты от грязи по бортам крепилось по два металлических щитка.

    Корпус танка конструктивно делился на три части. В передней располагались элементы трансмиссии и бронированная рубка командира и механика-водителя с пулеметной установкой по правому борту. Остальную часть корпуса занимало моторное отделение, над которым оборудовался транспортный отсек.

    Бронирование корпуса было дифференцированным. Лобовые бронелисты, защищавшие трансмиссионный отсек и отделение управления, имели толщину по 10 мм. Борта и корма закрывались 7 мм бронёй. Практически все броневые листы соединялись на металлическом каркасе при помощи заклепок и болтов. Вооружение бронетранспортера состояло из одного пулемета ДТ калибра 7,62-мм.

     

    Испытания первого прототипа А-20, начавшиеся в 1937 году, проводились на различных типах местности, как с нагрузкой (включая 2-тонный прицеп), так и без неё. В целом, бронетранспортер показал требуемые характеристики, но также были высказаны критические замечания в адрес ходовой части, буксировочного приспособления и конструкции топливного бака.

    Представители РККА согласились принять А-20 на вооружение при условии устранения выявленных недостатков, но в полной мере реализовать все доработки конструкторскому коллективу не удалось. Тем не менее, машины 1-й серии, получившие армейское обозначение Т-20 и название “Комсомолец”, начали выпускать с декабря 1937 года на заводе №37. От прототипа они отличались ведущим колесом, поднятым над землей, стальными гусеницами с 76-ю траками каждая, а также некоторым мелкими изменениями. Типичной внешней особенностей тягачей Т-20 первой серии была небольшая, немного выдвинутая вперед, рубка командира машины, причем правый бортовой лист выполнялся заодно с бортовым листом кабины, а слева от выреза было сделано отверстие для вентиляции отделения управления в боевых условиях.

    Бронетранспортеры 2-й серии получили вместо откидных щитков смотровые приборы типа “триплекс”, а вместо броневых жалюзи, установленных на вырезе под выход охлаждающего воздуха, стали применять перекрывающие друг друга броневые пластины с металлической сеткой. На кормовом листе корпуса справа также стала практиковаться установка запасного опорного катка.

    Очередные изменения были введены на машинах 3-й серии, получивших смотровой прибор с броневой заслонкой, также был стандартизирован резиновый амортизатор буксировочного крюка в виде резиновых буферных колец. Отверстие под заводной механизм двигателя перенесли с кормового в нижний лобовой бронелист. При этом, на корме оставили отверстие под вывод выхлопной трубы и глушителя. Помимо бортовых воздуховодов, предназначенных для системы охлаждения двигателя, в лобовом листе корпуса был добавлен третий, который в холодное время обычно закрывался броневой заслонкой. Ёмкость дополнительного топливного бака была сокращена с 6,7 до 3 литров. Ещё одной доработкой стало введение седьмого люка под днищем. Этот технологический вырез был введен для подтяжки коренных подшипников коленчатого вала без выемки его из корпуса, что на машинах 1-й и 2-й серий сделать было нельзя. Кроме того, боекомплект к пулемету ДТ увеличили с 1008 до 1071 патрона.

     

    Дальнейшие работы по модернизации привели к появлению проектов ГАЗ-20 (“Комсомолец-2”) и ГАЗ-22, причем во втором из них предполагалось использовались элементов шасси от плавающего танка Т-40 с усилением бронирования. Ни один из предложенных вариантов реализовать не удалось в связи с началом войны с Германией.

    Последняя попытка использовать задел по Т-20 была предпринята в 1944 году, когда на заводе №40 появился проект легкого полубронированного тягача АТП-1. Его основным предназначением была буксировка противотанковых орудий.

     

    Из экспериментальных вариантов следует отметить телемеханическую группу ТУ-20\ТТ-20, проходившую испытания в 1940 году, но так и не принятую на вооружение РККА. Впрочем, наибольшую известность приобрел “эрзац” противотанковой самоходной установки ЗИС-30 с 57-мм пушкой ЗИС-2, построенный ограниченной серией осенью 1941 года.

     

    Благодаря простой конструкции и унификации отдельных её элементов, выпуск готовой продукции проходил высокими темпами и на 1-е января 1941 года в частях РККА имелась 4401 машина трех серий, а к 22 июня их количество составляло около 6700 единиц. Завершился выпуск бронетранспортеров Т-20 осенью 1941 года, после перевода завода №37 на выпуск танков Т-40 – к этому времени удалось собрать не менее 7780 машин.

     

    Летом 1941 года огромное количество Т-20 было потеряно в приграничных округах, которые часто бросались на марше из-за нехватки топлива или по техническим причинам. Впоследствии немецкая армия собрала огромные трофеи, но обратно в эксплуатацию удалось вернуть не более 200 единиц, которые получили новое обозначение Gepanzerter Artillerie Schlepper 630(r), хотя нередко использовалось альтернативное название STZ-3 “Komsomolec”. Несколько бронетранспортеров в дальнейшем было использовано для создания ещё одного “эрзаца” САУ – на этот раз был произведена установка 37-мм противотанковых орудий PaK 35/36.

     

    Второй страной, принявшей на вооружение трофейные бронетранспортеры Т-20, стала Финляндия. Первые машины были получены ещё в период Зимней войны 1939-1940 гг., а в 1941 году состоялось очередное пополнение состава за счет потерь РККА на Карельском фронте. В общей сложности ремонт прошли не менее 50 бронетранспортеров, последний из которых списали только в 1961 году.

     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    А-20 (0-20) - первый прототип бронетранспортера, 1937 г.
    Slider

  • В отличии от других моделей фирмы “AER s.r.l. Moldova” упаковочная “иконография” для модели тягача Т-20 от оказалась сравнительно небольшой. Первое издание, выпущенное в 1994 году, поначалу распространялось вообще без полиграфии, так как к моменту готовности первой партии отливок она ещё не была напечатана. Лишь к концу году был готов тираж “лепестков” и инструкций, вместе с которыми фирме “Kanga” были заказаны декали.

    Коробочное название этого комплекта было двойным и определялось как “Легкий арттягач Т-20 “Комсомолец” \ Artillery Transporter T-20 “Komsomolyetz””. Артикульный номер “4” присвоили не сразу, а только в момент разработки инструкции.
     

    Второе издание 1995 года получило полноценную коробку и инструкцию, сделанную по обновленным стандартам. Коробочное название при этом сократили до “Тягач Т-20 “Комсомолец” \ Transporter T-20 “Komsomoletz””, исправив орфографию английского варианта. В соответствии с обновленной системой комплект получил артикульный номер 3504 (где первые две цифры указывали на масштаб, а вторые – на порядковый номер модели), которое вскоре было трансформировано в 35004.
     

    Завершающим вариантом полиграфии стало совместное творчество графических дизайнеров из “AER s.r.l. Moldova” и российской фирмы “Восточный Экспресс” (“Eastern Express”), которая в том же 1995 году получила крупную партию молдавских отливок. Для оформления коробки был использован новый рисунок (надо сказать, менее эффектный), но при этом было сохранено коробочное название до “Тягач Т-20 “Комсомолец” \ Transporter T-20 “Komsomoletz”” и артикульный номер 3504.
     

    В дальнейшем сотрудничество между молдавскими и российскими партнерами было прекращено из-за противоречий в ведении совместного бизнеса, но это не препятствовало фирме “Восточный Экспресс” продолжать перепаковку имеющихся отливок. Таким образом, в начале 2000-х гг. на модельном рынке некоторое время присутствовало ещё одно российское издание под коробочным названием “Трактор-транспортер Т-20 “Комсомолец” \ Armored Tractor T-20 “Komsomoletz”” и артикульным номером 3504, все изменения которого сводились к коробке с очередным изменением рисунка.
     

    Общие объёмы выпуска за указанный период выглядели следующим образом:

    1994 год – нет точных данных (около 2000)

    1995 год – 2500

    1996 год – 5250

    1997 год – модель не выпускалась

    1998 год – 5000

    Как нетрудно заметить, тиражи модели Т-20 были отнюдь не титанические, но для удовлетворения спроса на постсоветском рынке этого вполне хватало.
     

    Впрочем, самая интересная и оригинальная история с моделью из Молдовы произошла с фирмой “Макет” (“Maquette”), которая также во второй половине 1990-х гг. получила в своё распоряжение партию отливок от “AER s.r.l. Moldova”.

    Поскольку модельный рынок России и стран ближнего зарубежья уже был насыщен различными изданиями тягача Т-20, фирма “Maquette” и тут решила быть оригинальной, представив в 1999 году “эрзац-модель” под коробочным названием “ЗИС-30 Противотанковая самоходная установка\ZiS-30 Self Propelled Antitank Gun” (35014), которая вошла в серию “Red Army Collection”.

    Как обычно у нас бывает – вначале о продукте “судят по одёжке” (и тут надо отметить, что графическое оформление коробки было великолепное), зато вот внутри моделиста поджидал большой сюрприз, причем не из разряда приятных. Так в чем же дело?

    А дело было в том, что разработчики из фирмы “Maquette” пошли по пути наименьшего сопротивления и, чтобы не создавать новые пресс-формы, просто добавив в комплект литники из набора “ЗИС-3 Советская противотанковая пушка \ ZIS-3 Soviet anti-tank gun” (3505) от московской фирмы “Звезда”, релиз которого состоялся практически одновременно с выходом первого молдавского издания – то есть в 1995 году. Судя по всему, изначально “звездовская” пушка была приобретена для отдельной перепаковки, но появление отливок от молдавского производителя в очередной раз привело к “вспышке творчества”, в результате которой на модельный рынок был выпущен столь оригинальный “двойной” комплект.

    Как можно догадаться, орудие ЗИС-3 не совсем подходило для САУ ЗИС-30, поэтому фирма “Maquette” добавила отдельный литник для ствола от ЗИС-2. Прямо скажем, этот “гибрид” был не самым лучшим решением, но благодаря схожести конструкции лафетов, нестыковки в матчасти были заметны только очень опытным моделистам.

    Тем не менее, несмотря на все перечисленные недостатки, “макетовская” модель “ЗИС-30” очень быстро стала легендарной, чему во многом способствовал критически малый тираж (определяемый некоторыми источниками в 101 экземпляр) и очень хорошо выполненное графическое оформление коробки.

    Кстати, в 2000-х гг. состоялось переиздание этой модели, но уже под брендом “MSD” и артикульным номером 3514, после чего этот индекс перешел к модели “53-К 45-мм пушка обр.1937 г. выпуска 1943 г.” – надо полагать, что переизданий “ЗИС-30” больше не планируется.
     

    Ещё более оригинальным получился комплект “Немецкая самоходная установка тип 603\3,7cm Pak35/36 auf ArtillerieSchlepper 603(r)” (3575), выпущенный в 2005 году. Эта модель создавалась в качестве своеобразного противовеса советской САУ и была выпущена в серии “Panzerwaffe Collection”.

    Этот “эрзац”, помимо новой полиграфии с черно-белым рисунком художника Аксенова на коробке, отличался двумя дополнительными составляющими – частью “чужого” литника (который имеет индекс “D” на схеме сборки) и отливками деталей 37-мм пушки PaK 35\36 из полиуретановой смолы.

    Относительно “чужих” отливок ситуация вырисовывается достаточно простая – это половинка литника из комплекта “45mm Anti-Tank Gun” украинской фирмы “ICM”, первый релиз которой состоялся в 1995 году. Вторую часть литника, вероятно, пустили на “вторичку”, поскольку для модели САУ требовалось всего несколько деталей лафета, на который монтировалась “смола”. Кстати, в 2011 году вышел макетовский “репак” этой модели под коробочным названием “Противотанковая пушка обр.1937 г.\45mm Anti-tank Gun Mod.1937” и артикульным номером 35032. Сказать что-либо о производителе смоляных деталей сложно, но не исключено, что это могла быть сама фирма “Maquette”.
     

    Завершением “макетовской” истории стал ещё один “собственный” комплект под коробочным названием “Советская артиллерия на марше\Russian T-20 Tractor & 45mm Gun with Crew” и индексом 3516, выпущенный в 2012 году. На этот раз в него целиком вошли литники с деталями 45-мм пушки от “ICM” и новыми траками для Т-20.
     

    В числе других издателей, которые занимались перепаковкой молдавских отливок, отметились ещё две фирмы. Среди них была украинская “Toga”, для которой модель тягача Т-20 стала первой в масштабе 1/35. Соответственно, данное издание под коробочным названием “T20 Komsomolyets Artillery Tractor” получило артикульный номер 01 и было выпущено в 1997 году.
     

    В Румынии модель появилась под брендом “Parc Models” – эта фирма и сейчас активно сотрудничает с “AER s.r.l. Moldova”, также периодически получая небольшие партии отливок. В общей сложности было выпущено два румынских издания под одинаковым коробочным названием “T-20 Komsomolets” – в 2012-м и 2018-м гг. Различия между ними заключались только в графическом оформлении коробок.

     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    "Легкий арттягач Т-20 "Комсомолец"" (4) - лицевая сторона "лепестка" первого издания фирмы “AER s.r.l. Moldova”, 1994 г.
    Slider

  • С аналогами в пластиковом исполнении картина выглядит достаточно просто. Первой отличилась фирма “Mirror Models” из Ирландии, которая в течении 2013-2014 гг. выпустила сразу четыре “разных” комплекта. Надо сказать, что относительно молдавской разработки середины 1990-х гг. это был безусловный шаг вперед, да и полное отсутствие конкуренции на западном рынке делало эти модели по-своему уникальными:

    35200 – “Russian Artillery Tractor T20 Komsomoletz contains Mod.1937 and Mod.1938 late”

    35200SE – “Russian Artillery Tractor T-20 Komsomoletz Mod. 1937 and Mod.1938 Early (Special Edition contains Russian Fuel Trailer)”

    35201 – “Russian Artillery Tractor T-20 Komsomoletz late”

    35202 – “Russian ZiS-30 self-propelled anti-tank gun”

    В данном случае была использована одна мастер-форма, к которой добавлялся остальной “обвес”, но в плане детализации ирландский производитель намного обошел остальных конкурентов – начать можно с того, что данную модель можно в варианте 1-й или 2-й производственной серии. Кроме того, в набор входит имитация внутренних элементов силовой установки, трансмиссии и наборная бронировка пулеметной установки. Декаль предлагает три варианта — РККА, Panzerwaffe и армия Финляндии.

    Общий обзор “родоначальника” серии с артикульным номером 35200 можно прочитать на сайте Cybermodeller.com, а также на сайте фирмы-производителя “Mirror Models”.

     

    Из последних изданий, конечно же, нельзя забывать о фирме “HobbyBoss”, выпустившая в 2015 году модель под коробочным названием “Soviet T-20 Armored Tractor Komsomolets 1938” (83847), а также её расширенное издание образца 2016 года (83848) с новым оформлением коробки и деталями фототравления. Тогда же выпустили вполне ожидаемый в таких случаях комплект под коробочным названием “Soviet ZIS-30 Light Self-Propelled Anti-Tank Gun” (83849).

    Оригинальный китайский набор воспроизводит тягач 3-й производственной серии и, хотя между ним и выходом молдавской модели прошло 20 лет, прорывом он не является. Разумеется, отливки от “HobbyBoss” лучше по качеству и даже имеют литник с прозрачными деталями для имитации фар, но в остальном уровень детализации нельзя назвать превосходным. Более того, китайский производитель почему-то поскупился на декаль, в результате чего модель можно оформить только со звездами РККА или с крестами и кодом WH, принадлежавшим Panzerwaffe. В добавок к этому придется повозиться с наборными гусеницами.

     

    Впрочем, за весь этот “праздник жизни” придется немного раскошелится – если китайские комплекты можно найти от 25 USD по курсу внутренних валют, то розничные цены на ирландские модели сразу начинаются от 30 Euro.

     

    ********

     

    Выпускались модели Т-20 и в “смоляном” исполнении. В самом конце 1990-х гг. крайне ограниченную партию моделей из полиуретановой смолы выпустила украинская фирма “Arsenal” – это были комплекты под названиями “Russian Light Artillery Armoured Tractor T-20 Komsomolets” и “Russian SP Gun ZUS-30” без указания артикульных номеров. Составить о них впечатление сложно, поскольку тираж вряд ли превысил 50 экземпляров.

     

    Примерно в это же время во Франции фирма “ADV Azimut” представила модель “T-20 Komsomolets”, а несколько позже, в начале 2000-х гг., фирма “Best Value Models” выпустила комплект для модели самоходной установки “Zis-30 Soviet SPG” (35062) – второй из них включает отдельные литники с деталями пушки ЗИС-2 и наборными траками. К счастью, эта модель до недавнего времени была доступна в ограниченной продаже, а её обзор представлен на сайте Scalemodels.ru.

     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    “Russian Artillery Tractor T-20 Komsomoletz Mod. 1937 and Mod.1938 Early (Special Edition contains Russian Fuel Trailer)” (35200SE) - комплект фирмы "Mirror Models", Ирландия, 2013 г.
    Slider

  • Вслед за моделью плавающего танка Т-38, буквально по прошествии всего нескольких месяцев, фирма “AER s.r.l. Moldova” выпустила модель артиллерийского тягача Т-20 в том же классическом масштабе 1/35. Пресс-формы были изготовлены на одном из кишиневских инструментальных заводов, а первые тестовые отливки получили в конце 1994 года и практически сразу было налажено серийное производство. Стандартным для всех изданий фирмы “AER s.r.l. Moldova” был пластик серого цвета различных оттенков.

     

    Молдавская разработка представляла собой масштабную копию артиллерийского тягача Т-20 с признаками машин 1-й и 2-й производственных серий. Причем, по ряду признаков, модель ближе к более позднему варианту, поэтому стоит разобраться почему так произошло.

    При создании пресс-форм использовались как фотографии (которых на тот момент было не столь много, как в эру интернета), так и техническое описание на тягач Т-20, выпущенное в 1938 году. Детальное описание того, чем различались машины разных серий в этих источниках отсутствовало, в связи с чем молдавская модель в очередной раз стала “симбиотичной”.

    Итак, среди наиболее ярких признаков 2-й серии (отличительных от 1-й) можно перечислить следующие: отсутствие выступающего короба с правой стороны рубки, а также новая бронировка пулемета и смотровых щелей. На машинах 3-й серии появилось отверстие в нижнем лобовом листе корпуса под заводной механизм двигателя, но в нашем случае оно отсутствует, как и имитация сварной рубки. В свою очередь, от 1-й серии остались весьма характерные броневые жалюзи в кормовой части корпуса, в то время как “двойки” оснащались пластинами с совершенно другим расположением вырезов в бронелисте.

    Другими словами, чтобы собрать полноценную модель тягача 1-й серии потребуется “нарастить” рубку и поработать с бронировкой, а для 2-й серии необходимо исправить имитацию отверстий под выход охлаждающего воздуха в кормовом бронелисте. Впрочем, не исключено, что могли существовать переходные варианты Т-20.

     

    Непосредственно комплект отливок включал три “тематических” литника, что в определенной мере было очень удобно – как правило, основная часть фирм-производителей исходит из “коробочной эргономики”, буквально “разбрасывая” детали одного конструктивного элемента (например, башни или шасси) по разным литникам, тем самым, экономя как сам пластик, так и внутреннее пространство в упаковке. Перед разработчиками из фирмы “AER s.r.l. Moldova”, которые работали под руководством Александра Батаева, такой вопрос не стоял в принципе, в результате чего “агрегатные” детали концентрировались на одном литнике. Данные отливки не имели собственных обозначений, поэтому мы определим для них буквенные индексы в соответствии с тем, как они располагались на рисунке в инструкции первого издания:

    А – корпус, 24 детали

    B – ходовая часть и внешние элементы, 85 деталей

    C – гусеничные цепи, 44 детали

     

    Технологическое деление корпуса можно было назвать вполне стандартным, если не считать того, что нижняя “ванна” состояла из трех отдельных деталей, несколько усложнявших общий процесс сборки. Сверху на неё крепились остальные “бронелисты”, передняя рубка и прочие внешние элементы, включая вооружение, но при этом имитация каких-либо внутренних компонентов (приборы управления, сиденья, двигатель и т.д.) полностью отсутствовала. Впрочем, для одной из первых моделей постсоветской разработки, и без того состоявшей из 153 деталей, это было бы уже слишком.

     

    Отдельные вопросы возникали с ходовой частью, а точнее говоря – с монтажом гусеничных цепей. В данном случае конструкторский коллектив из Кишинева пошел “той же дорогой”, что и при разработке танка Т-38 – то есть, каждая из цепей состояла не из отдельных траков, а из четырех “полосок” и 15 траков, которые предстояло склеить вместе на ведущем колесе и ленивце. Как можно догадаться, литники с траками для моделей Т-20 и Т-38 были полностью идентичными (впрочем, как и детали ведущих колес), зато элементы тележек для опорных катков выполнили раздельными.

    В наше время подобные технологические приёмы не встречают искреннего одобрения, но не будем забывать, что тогда на дворе стоял 1994-й год и только что появившаяся молдавская фирма находилась в поиске наиболее оптимальных решений для сборки модели непрофессиональными моделистами. Другое дело, что качество отливок было не “мирового уровня”, но этот недостаток коллектив А. Батаева устранил уже на более поздних моделяхх. Зато, словно в качестве компенсации, молдавский производитель совершенно не экономил на пластике – достаточно взглянуть на толщину литников и количество перемычек в них, чтобы понять, что сейчас подобная роскошь уже практически не встречается.

     

    Ещё несколько слов относительно вариантов окраски. Фирма “AER s.r.l. Moldova” не располагала собственной типографией, однако у молдавского производителя были хорошие связи с изготовителями полиграфической продукции — в частности, первые издания комплектовали декалями от украинской фирмы “Kanga”. В течении 1994-1997 гг. стандартными вариантами оформления модели тягача Т-20 были:

    — РККА, бортовой номер 7, 1940-1941 гг.

    — Финляндия, 1940-1944 гг. (свастика)

    — Финляндия, 1944-1945 гг. (кокарды)

     

    ********

     

    В итоге, если принять во внимание отсутствие богатого опыта у специалистов фирмы “AER s.r.l. Moldova” в разработке масштабных копий, можно сказать, что первая пластиковая модель тягача Т-20 вполне удалась. Отдельные нюансы с несоблюдением геометрических размеров вполне устранимы, а гусеничные цепи сейчас можно приобрести отдельно. Единственное, в чем действительно стоит потрудиться, так это подгонка деталей корпуса и ходовой части, поскольку технологический уровень молдавских (а фактически — постсоветских) предприятий 1994-1995 гг. не позволял обеспечить в данном отношении необходимую точность.

     


  •  

  • Ссылки (модель):
    Panzer35.ru — Малая Советская гусеничная бронетехника (Китография и каталог афтемаркета)
    In-mirror-scale.ru — MQ-3575 3.7cm PAK35/36 auf Artillerie Schlepper 603(r)
    Karopka.ru — Советская артиллерия на марше (Николай Голубев)
    Karopka.ru — Немецкая самоходная установка с пушкой РАК 35/36 на базе Т-20 «КОМСОМОЛЕЦ» (Николай Бондаренко )
    Internetmodeler.com — MAQUETTE’S 1/35th SOVIET ZIS-30 SELF-PROPELLED ANTI-TANK GUN ON THE «KOMSOMOLETS» TRACTOR
    Modelingintyumen — Обзор ЗиС-30 Противотанковая самоходная установка, 1/35, (MSD 35014). Кузаков Владислав
    panzerserra — Zis-30 57mm SPAG (Self Propelled Antitank Gun) — case report
     

    Ссылки (инфо):
    Drive2.ru — Т-20 “Комсомолец”
    Drive2.ru — Т-20 “Комсомолец” ч.2
     

    Литература:
    М.Павлов “Трактор-транспортер Т-20 Комсомолец” (“Военная летопись”, 2007-14)
    М.Коломиец “1941. Танки в битве за Москву”. Яуза. 2009. ISBN:978-5-699-34612-7
    Е.Прочко “Тягач… в броне и с пулемётом” (“Моделист-конструктор” 1994-07)

Плавающий танк Т-38 — AER

  • Среди плавающих танков межвоенного периода особое место занимает советский Т-38 — разработанный в КБ под руководством Н.А.Астрова он стал апогеем развития амфибийных гусеничных машин, прототипами для которых послужили британские опытные танки фирмы Vickers. Относительно других танков, поступавших в то время на вооружение РККА, “тридцать восьмые” были выпущены в достаточно скромном количестве (1175 линейных и 165 командирских) и не смогли в полной мере проявить себя в войнах против Финляндии и Германии. Тем не менее, именно Т-38 являлся одним из наиболее успешных образцов плавающих танков в мире.
     

    На постсоветском пространстве фирма “AER” из г.Кишинев (Молдова) стала первой, кто выпустила модель Т-38 в классическом масштабе 1/35. Несмотря на ряд недостатков и трудностей в сборке именно в 1993 году любители бронетехники получили возможность пополнить свою коллекцию, тем более, что выпускалась эта модель в больших количествах и стоила весьма скромных денег.

     

     

    Редакция сайта Retromodels.ru выражает благодарность А.Батаеву за предоставленные материалы по истории фирмы “AER”.

  • Поступление на вооружение бронетанковых частей РККА плавающих танков Т-37А стало одним из знаковых событий в её истории, однако, ещё на стадии испытаний было очевидно, что данный образец боевой машины будет лишь промежуточным – на смену ему в скором времени должна был прийти другой танк, более мощный и современный.

    Основными недостатками Т-37А, которые отмечались на всем протяжении их эксплуатации, являлись посредственная проходимость по местности, низкая защищенность и недостаточный запас плавучести. Но самые большие неприятности доставляла низкое качество принимаемых на вооружение машин, к тому же, страдавших огромным количеством конструктивных недоработок. Работы по модернизации танка были начаты в конце 1934 года под руководством Н.А.Астрова – проект получил индекс 09А и первоначально представлял собой улучшенный вариант Т-37А.

    По мере продвижения проекта был внесен ряд изменений, но общее направление осталось без изменений. Новая машина получила более широкий корпус без бортовых поплавков, но с прямоугольной рубкой механика-водителя, сдвинутой на правый борт. Также провели доработку многих внутренних узлов и агрегатов, повысив механическую надежность танка. Например, в ходовой части оставили две двухкатковые тележки с пружинной амортизацией (конструкция ведущего колеса была доработана), оставлен только один поддерживающий ролик на борт, а направляющее колесо по размерам стало идентично опорным каткам. При движении на плаву использовался трехлопастный винт, который как, и на Т-37А, соединялся при помощи карданного вала с редуктором отбора мощности закрепленном на КПП, и небольшой руль направления.

    Силовая установка танка состояла из двигателя ГАЗ-АА мощностью 40 л.с., так как техническое задание предусматривало использование именно автомобильных узлов и агрегатов для ускорения производства. В общем блоке с трансмиссией он устанавливался вдоль оси корпуса между сидениями водителя и командира. В состав трансмиссии входила 4-скоростная КПП, карданный вал, главной и бортовых передач, главного фрикциона сухого трения и бортовых фрикционов.

    Вместе с этим, основные боевые показатели оставили без изменений. Например, бронирование танка осталось прежним: лоб корпуса и башни – 10 мм, борта – 8 мм, крыша – 6 мм, днище – 4 мм. Башня, вместе с вооружением (один пулемет ДТ в шаровой установке), также почти без изменений перешла от Т-37А.
     

    Первый опытный образец модернизированного плавающего танка, получившего обозначение Т-38, был построен летом 1935 года и проходил заводские испытания с 3 по 17 июля. Как оказалось, ни эксплуатационная надежность, ни тактико-технические характеристики повысить не удалось, и вопрос с серийной постройкой Т-38, что называется, повис в воздухе. Некоторые надежды были на другие проекты модернизации Т-37А, которые были реализованы конструкторскими коллективами П.Шитикова (Т-37Б) и ГАЗ (ТМ), но и эти машины не показали требуемых данных. В итоге, ещё до завершения их испытаний, было принято решение в пользу машины Астрова.
     

    Официальное распоряжение о принятии на вооружение плавающего танка Т-38 последовало 26 февраля 1936 года, а серийная постройка началась летом. От опытного образца серийные танки отличались двумя поддерживающими роликами на каждый борт, а также временной установкой башен от Т-37А производства Ижорского завода с наклонным верхним бронелистом. Благодаря преемственности конструкции выпуск был налажен достаточно быстро, причем несколько месяцев новые танки собирались параллельно с Т-37А. Через несколько месяцев были налажены поставки корпусов и башен производства Подольского завода им.Орджоникидзе (с верхним круглым люком), а на танках более поздних серий появилась дополнительная бронезащита смотрового прибора механика-водителя и вывод под антенну радиостанции 71-ТК (только для командирских машин).

    Несмотря на попытки модернизации достигнутые на этом направлении успехи оказались очень скромными и уже весной 1937 году сборку танков Т-38 временно прекратили – из строевых частей было получено столь большое количество претензий, что от инженеров КБ Астрова потребовали провести комплекс мероприятий, направленных на улучшения эксплуатационных характеристик танка.

    Собственно, на этом моменте конструкторский коллектив окончательно убедился в том, что идеи, заложенные ещё в британском прототипе Vickers-Carden-Lloyd, окончательно себя изжили, и надо приступать к созданию принципиально нового танка, которым впоследствии стал Т-40. А пока, была проведена новая серия работ по модернизации, что позволило возобновить производство в 1939 году, израсходовав заодно имевшийся задел корпусов. Параллельно с этим предпринималось несколько попыток экранирования серийных танков, но эти проекты закончились тестами лишь на единичных образцах.

     

    Ещё одна небольшая серия танков была собрана весной 1941 года, но в этот раз ставилась задача довести их до уровня Т-38М. Работы над этим проектов проводились с 1938 года, причем предусматривалась унификация ряда узлов с тягачом Т-20. Всего успели построить два прототипа, по итогам испытаний которых выработали оптимальные пути модернизации Т-38М. Однако, в 1939 году уже имелось решение по Т-40, и всего было собрано лишь 7 (по другим данным — 15) танков, которые отправили в танковые школы.

     

    Летом 1941 года была предпринята финальная попытка улучшить боевые качества плавающих танков путем установки на них 20-мм пушек ШВАК. Для проведения доработок было выделено два серийных танка Т-38, находившихся в распоряжении полигона НИБТ. Помимо модифицированной башни был введен ручной спусковой рычаг на пистолетной рукоятке, рычаг ручной перезарядки и разделитель для возможности стрельбы одиночными выстрелами. После доработок танки стали называться Т-38Ш и, по неподтвержденным данным, обе машины использовались в боевых условиях.

     

    Стоит ещё упомянуть о проекте легкой противотанковой САУ СУ-45, оснащенной 45-мм орудием 20-К. Разработка самоходного орудия началась ещё в 1934 года на шасси танка Т-37А, но вскоре выяснилось, что ходовая часть “тридцать седьмого” будет сильно перегружена. Тогда, 10 ноября 1935 г., был подан проект на базе танка Т-38, получивший индекс СУ-45. Весной 1936 года опытный образец был предъявлен на испытания, но 45-мм САУ не смогла уложиться в техническое задание и уже осенью все работы в этом направлении прекратили.
     

    Не обошли стороной Т-38 и работы по “телетанкам”. Силами НИИ-20 была создана телемеханическая группа состоявшая из танка управления ТУ-38 и телетанка ТТ-38. В управляемом танке, помимо пулемета ДТ с электроспуском, в лобовом листе башни был установлен огнемет КС-61Т с 45-литровым баком для огнесмеси и двумя баллонами со сжатым воздухом. В случае необходимости, когда ТТ-38 мог использоваться в качестве “танка-торпеды”, в корпусе был установлен мощный подрывной заряд. В свою очередь, вооружение танка ТУ-38 осталось без изменений. Установленная аппаратура позволяла управлять телетанком на дистанции до 2000 метров, причем ТТ-38 мог выполнять набор из 12 команд, включавшие стрельбу из пулемета и огнемета и подрыв танка. Чтобы обеспечить нормальную работоспособность оборудования стандартный аккумулятор 3-СТП-85 был заменен электрогенератором ДСФ-500 мощностью 500 кВт и аккумулятором 6-СТ-128 емкостью 128 А\ч. В первой половине декабря 1940 года телетанки прошли испытания, но дальнейший вопрос о продолжении работ не поднимался в связи с малым действием огнемета и постоянных сбоев в работе механического дешифратора, вызванными недостаточной калибровкой аппаратуры.
     

    Что касается обычных Т-38, за 1936-1939 гг. их суммарный выпуск составил 1175 линейных и 165 “радийных” танков. Абсолютно большая часть серийных машин была отправлена в действующие части РККА, в составе которых они приняли активное участие в Финской и Великой Отечественной войнах.
     

    ********

     

    Боевое применение танков Т-38 нельзя было назвать успешным не столько из-за невысоких боевых качеств, сколько из-за неграмотной тактики использования плавающих машин. Первые тревожные симптомы были отмечены ещё в 1939-1940 гг. в ходе войны с Финляндией, когда Т-38, занимались не столько разведкой и наблюдением, сколько шли в атаку вместе с пехотой (отсюда и возник вопрос с экранированием). Причем часть машин было брошено на марше и впоследствии они стали трофеями финнов.

    Наиболее существенное сокращение количества плавающих танков случилось летом 1941 года в полосе приграничных военных округов, и опять-таки, огромное количество Т-37А и Т-38 было просто брошено собственными войсками на базах хранения или на маршах, по причине нехватки топлива или технических неполадок. На этот раз трофеи достались в основном немецким войскам, сумевших снова ввести часть Т-38 в строй. Ещё не менее трех машин использовалось в румынской армии.
     

    Вероятно, последний факт боевого применения плавающих танков имел место летом 1944 г., когда готовилось новое наступление в Карелии, все плавающие танки в количестве 40 единиц собрали в составе 92-го отдельного танкового полка. Командование фронтом решило использовать эти силы для форсирования реки Свирь, причем рядом должен был действовать 275-й отдельный моторизованный батальон особого назначения укомплектованный бронеавтомобилями Ford GPA.

    19 июля оба подразделения вышли на исходные рубежи, проведя предварительную разведку местности. Атака началась утром 21 июля и стала в некоторой степени неожиданной для финнов, которые совершенно не ждали появления здесь плавающих танков в большом количестве. Ведя огонь на ходу Т-37А и Т-38 практически без потерь форсировали реку, преодолели проволочные заграждения и три линии окоп, завязав вскоре бой в глубине вражеской обороны. Благодаря поддержке со стороны трех самоходно-артиллерийских полков и грамотному использованию техники полк потерял всего 5 танков. Этот эпизод стал последним в истории использования советских плавающих танков.
     

    К настоящему времени в экспозициях различных музеев и частных коллекциях находится более 10 плавающих танков Т-38 различных серий выпуска, в том числе “репродукция” пушечной модификации Т-38Ш. Большинство из них имеет хорошее техническое состояние, а как минимум один танк находится на ходу и периодически принимает участие в парадах.

     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    Т-38 - первый прототип легкого плавающего танка, 1936 г. Характерным внешним отличием этого образца является один поддерживающий ролик на каждый борт.
    Slider

  • В период распада СССР на модельном рынке появилось огромное количество самых разнообразных моделей бронетехники, среди которых практически не нашлось места… советским машинам. Это не говорит о том, что производители (в первую очередь западные) совсем обходили стороной это направление, но в процентном отношении советские танки явно уступали “американцам”, “британцам” и “французах”, не говоря уже о “немцах”. Продукция советских предприятий “Огонек” и “Мир”, выпускавших модели советских танков в масштабах 1/30 и 1/87 соответственно, тогда явно не входила в число фаворитов, так что здесь как никогда остро вставал вопрос из разряда “Кто, если не мы?”.
     

    Одной из первых фирм, совершивших прорыв в разработке бронетехники советского производства, стала “AER” из г.Кишинев (Молдова). Сама идея, что называется, уже давно “витала в воздухе”, но кишиневскому коллективу под руководством Александра Батаева хотелось сделать не очередной “ширпотреб”, а действительно оригинальную разработку в масштабе 1/35, которая к тому же имела бы коммерческий успех. Среди первых были выбраны легкий танк Т-18 и плавающий танк Т-38, проектирование пресс-форм для которых началось летом 1993 года.
     

    Из воспоминаний А.Батаева
    В работе были сразу Су-1, Т-38 и Т-18. Все вышли ноздря в ноздрю. Испытывали первым Т-38. Даванули – и вышел блин. Я чуть инфаркт не получил увидев результат. Это столько сил, денег, обещаний и…
    Я до этого не делал формы, не видел как льются и т.д. Ребята рабочие уржались со словами “Все сделаем!”. И действительно, через неделю, “подшаманив” формы, всё было прекрасно!

    Тут стоит отметить, что модель разрабатывалась сразу в двух вариантах: серийный Т-38 образца 1936 года и Т-38 образца 1941 года с 20-мм пушкой ТНШ, который в инструкции указывался как Т-38М-2, хотя к данной модификации модель отношения не имела.
     

    Итак, тестовые отливки были получены в августе, и уже в октябре-ноябре были заключены договора на поставку молдавской продукции не только в другие страны бывшего СССР, но и внутри Молдавии. Самое первое издание было выпущено совместно с фирмой “ARX” под индексом 0101 и названием “Легкий плавающий танк Т-38” – это были комплекты в полиэтиленовых пакетах с бумажными вкладышами, выполненными в черно-красно-желтой гамме, и инструкциями с указанием логотипа фирмы-партнера. Появившиеся также черно-белые варианты вкладышей являлись частной инициативой распространителей, поскольку в 1993-1994 гг. полиграфия поставлялась далеко не со всеми партиями отливок.
     

    Второе издание, появившееся в 1994 году, получило коробку, стандартизированную по размерам (265х215х30 мм) и графическому оформлению с коробками для моделей истребителя Су-1 и танка Т-18. Коробочное название было изменено на “Малый плавающий танк Т-38”, а в каталоге модели был присвоен номер 2. Часть комплектов этого выпуска снабжалась деталями фототравления, но в инструкции не указывалось как именно с ними надо работать, да и стандартными элементами “аэровской” модели они не стали.
     

    Третье издание образца 1995 года отличалось только коробкой нового образца с бокс-артом, выполненным на основе рисунка ленинградского художника С.Бульбы, а также новым форматом инструкции и декалью на три варианта оформления, включая один для трофейного танка армии Финляндии. Позднее был выпущен ещё один подтип коробки с цветными боковинами.

    В очередной раз изменилось название, которое сократили до более простого “Плавающий танк Т-38”. Кроме того, в том же году была проведена очередная ревизия индексов, в результате которой модели был присвоен номер 3502.
     

    Одними из первых заграничных покупателей стали торговые представители из Румынии. Первый договор с ними был заключен в начале 1994 года, причем для экспортных поставок украинской фирмой “AAT” (“Armour Arms Technique”) была изготовления партия деталей “white metal”. Благодаря хороша налаженным контактам молдавские модели поставлялись фирме “PARC Models” — румынский комплект поступил в продажу под коробочным названием “Amphibian Tank T-38” и индексом РМ 3504. Соответственно, весь комплект полиграфии, включая новую декаль на три варианта оформления, был собственного производства.
     

    Альтернативную версию предлагала фирма “Cooperativa” из Чехии, которой тоже досталась небольшая партия отливок. В комплекте чешского образца (“T-38 Russian small amphibian tank”, R35007), наряду с новой полиграфией, присутствовали детали фототравления, однако вариант декали от фирмы “Propacteam” давался только один – для трофейного танка, несмотря на то, что комплект молдавских деталей сохранялся без изменений.
     

    В течении 1995-1997 гг. фирма “AER” вела активное сотрудничество с российской фирмой “Восточный экспресс”, являвшейся одним из самых крупных дистрибьюторов моделей на территории России (и не только). В рамках заключенного соглашения молдавская сторона поставила несколько тысяч комплектов отливок, для которых была выпущена отдельная партия полиграфии с указанием атрибутов обоих фирм и новым бокс-артом. Индекс модели при этом не изменился.

    Впоследствии фирма “AER” вынужденно прекратила сотрудничество с “Восточным экспрессом”, но это не помешало российскому “производителю” напечатать для оставшейся части отливок ещё одну партию коробок с незначительно измененным графическим дизайном. Коробочное название при этом было вновь изменено на “Малый плавающий танк Т-38”.
     

    Совсем небольшой серией буквально “проскочило” раннее издание от российской фирмы “Maquette”. Модель была выпущена в серии “Red Army Collection” и получила индекс 3522. В графическом оформлении коробки был использован обновленный бокс-арт, выполненный на основе последнего “аэровского” издания, а декаль предполагала только один вариант оформления для танка с номером “15”. После переименования этой фирмы в “MSD” (“Micro Scale Design”) модель была перевыпущена в обновленной коробке, но в той же серии и индексом – в таком виде модель танка Т-38 выпускается вплоть до настоящего времени.

    Комплект от фирмы “Maquette” интересен не столько декалью, сколько новым набором гусеничных траков. Почему была произведена замена “фирменных” деталей на собственные – будет рассказано в разделе Модель.

     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    "Легкий плавающий танк Т-38" (0101) - картонный вкладыш из комплекта совместного производства "AER-Arx", 1993 г.
    Slider

  • С аналогами модели плавающего танка Т-38 в масштабе 1/35 нельзя сказать, что совсем плохо, но очевидного разнообразия совершенно не наблюдается. После закрытия производства фирмой “AER” в массовых количествах теперь можно встретить только модель “Soviet T-38 Amphibious Light Tank” (83865) от китайской фирмы “HobbyBoss” – она была выпущена в 2015 году, через два года после появления модели танка Т-37А.

    Конечно же, качественный уровень “китайца” намного выше, но из данного комплекта можно собрать только серийную модификацию Т-38 с пулеметом ДТ, причем только в двух вариантах оформления – советском и финском. Зато присутствуют детали фототравления и в сборке модель несколько проще, несмотря на большее количество деталей.
     

    Из тех разработок, что “канули в Лету”, конечно же выделим модель “T-38 Soviet small amphibions tank” (35001) от фирмы “LF Models” из Днепропетровска (Украина), которая также продавалась в коробке от фирмы “FORT” (“T-38 Soviet small amphibions tank”, 35006).

    Первое упоминание об украинском издании Т-38 появилось в 4-м номере журнала “Танкомастер” за 1995-й год, причем сразу с восторженным отзывом. Затем, во 2-м номере за 1996-й год, была опубликована более развернутая статья с копией инструкции и исторической справкой, но без фотографий отливок или собранной модели.

    С точки зрения “бывалых” моделистов украинская модель, автором этой модели указывается Леонид Фогель, получилась значительно лучше изделия от “AER” с точки зрения сборки и имитации отдельных элементов. В частности, гусеница была наборной, а в комплект входили металлические пружины для колесных тележек. Декаль позволяла оформить Т-38 в трех вариантах: советский, немецкий и финский.

    При всех перечисленных преимуществах у этой модели имелся один крупный недостаток – выпускалась она очень ограниченными тиражами, но даже их хватило, чтобы часть отливок попала в Японию и распространялась там модельным магазином “Baumann” (“T-38 Soviet small amphibions tank”, 9735001).
     

    Собственно, на этом можно было бы закончить, но можно упомянуть ещё две разработки из полиуретановой смолы (resin kit), выпущенные в самом конце 1980-х гг. чехословацкой фирмой “SIGN” (“T-38 M2 Soviet Light Amphibious Tank”) и немецкой “Karo-As Modellbau” (“T-38 1936/T-38 M2 1941-42”, KA/EP-35.12). Примечательно, что обе модели можно было собрать в вариантах с пулеметом или 20-мм пушкой.
     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    “Soviet T-38 Amphibious Light Tank” (83865) - коробка модели фирмы “HobbyBoss”, 2015 г.
    Slider

  • Приступая к работе над моделью танка Т-38 основатель фирмы “AER” Александр Батаев ставил перед собой задачу создать такой комплект деталей, который был бы максимально приближен к оригиналу, но в то же время не поглощал много ресурсов при разработке пресс-форм и был доступен в сборке моделисту ниже среднего уровня.

    В качестве исходных материалов использовалось несколько источников, среди которых была брошюра с техническим описанием танка, а также графические материалы, представленные Г.Петровым.

    На этом месте некоторые моделисты со стажем могут спросить – а не пользовались ли молдавские разработчики другими печатными изданиями? Например, польским журналом “Maly Modelarz” (1989-11), где были опубликованы выкройки для бумажной модели “Czolg olywajcy T-38” с делением гусеничных лент, подозрительно похожим на таковые от “AER”. Вопрос вполне уместный – но увы, нет.

    То есть, журнал действительно использовался, только это был не польский “Maly Modelarz”, а менее известный в СССР чехословацкий “Modelar” (1984-11) – именно в нём была опубликована статья “Sovietsky plavajuci tank T-38” с краткой исторической справкой, несколькими фотографиями и (что более важно) чертежами Т-38 с пулеметной и пушечной башней в масштабе 1/35.
     

    Поскольку это была первая модель бронетехники от фирмы “AER” при её создании нашлось место для различных опытов, однако в полной мере удалось реализовать лишь часть компромиссных решений. В этом плане особо выделяется ходовая часть, где разработчикам пришлось пойти на целый ряд шагов в сторону упрощения производства, которые совершенно не приветствуются современными моделистами.
     

    В первую очередь бросаются в глаза тележки, которые выполнены в виде “монолитных” деталей, вместе с пружинами подвески и опорными катками. С точки зрения монтажа такой приём заметно упрощал жизнь только начинающему моделисту, поскольку более опытные товарищи обычно склонялись в сторону разделения этих элементов для повышения копийности модели.
     

    Далее, весьма спорным решением выглядело разделение каждой гусеницы на “полоски” разной длины и отдельные траки. По воспоминаниям А.Батаева это был своего рода эксперимент, который послужил полезным опытом для разработки модели в целом, но впоследствии от такого технологического решения отказались по вполне понятным причинам – конечно же, “кусковую” гусеничную цепь разработать было проще, но в остальном вся эта “конструкция” не отличалась особым удобством.

    Именно по этой причине сначала появился дополнительный набор траков от фирмы “AAT”, поставлявшийся только на экспорт, а в 2000-х гг. фирма “Maquette” поступила довольно хитрым образом, разработав пресс-формы для производства наборных траков на основе комплекта фирмы “LF Models”. Такое вот получилось совмещение “приятного с полезным”.
     

    Не менее интересным получился корпус молдавской модели. Данный “агрегат” собирался из четырех основных частей (две боковины, днище и верхняя часть), требовавших очень тщательной подгонки. При этом, рубка механика-водителя и бронированная коробка над радиатором справа выполнялись вместе с верхней частью. После сборки к корпусу крепились тележки шасси, надгусеничные ниши, башня и остальная “мелочевка”. Вот на это месте можно перейти к более подробному определению модификации Т-38 от фирмы “AER”.

     

    Как ранее было сказано в разделе История определенные тонкости имелись с корпусами и башнями. Связаны они были с производством разными предприятиями – Ижорским и Подольским заводами. Наиболее ярким внешним признаком самой ранней серии Т-38 выпуска 1936 года были башни со скошенной крышей, которые заимствовались от танков Т-37А. Исходя из того, что фотографии таких машин практически не встречается, можно сделать осторожный вывод о том, что-либо их построили всего несколько десятков экземпляров, либо впоследствии переоснастили башнями Подольского завода. Однако, телетанки ТТ-38 и ТУ-38, проходившие испытания в 1940-м году, имели именно такую конфигурацию.

    Далее перейдем к корпусам — на ранних стадиях выпуска они также поставлялись с Ижорского завода, но с 1937 года их заменили корпусами из Подольска. Основное различие между ними заключалось в нижнем лобовом листе корпуса, который в ижорском исполнении закруглялся книзу (по аналогии с Т-37А), в то время как подольский завод использовал более простой технологический приём с “уголком”. Кроме того, некоторые поздние образцы Т-38 выпуска 1937 года получили дополнительное бронирование смотрового прибора механика-водителя.

    Исходя из этого напрашивается вывод о том, что разработчики из фирмы “AER” воспроизвели плавающий танк Т-38 выпуска 1936 года с корпусом и башней производства Подольского завода. Это никак не противоречит варианту с пушкой ТНШ, поскольку модернизации подверглись в том числе танки этой серии.
     

    Что касается декали, то практически каждое издание отличалось своими вариантами оформления, в которых имелся один неприятный нюанс – далеко не везде указывалось, к какому именно подразделению или хотя бы фронту относился тот или иной танк. В этом плане приятным исключением стал комплект от фирмы “Maquette”, где единственный вариант принадлежал Т-38 из состава отдельного танкового батальона Невской оперативной группы по состоянию на сентябрь 1942 года.

    Понятно, что декали создавались на основе реальных фотографий и описания окраски, но в какой-то мере советские варианты представляют собой собирательные образы и при создании модели-копии действительно лучше ориентироваться на фотоматериалы.
     

    В заключении можно сказать следующее.

    Сейчас сколько угодно долго можно ругать “аэровскую” модель, называя её “ужасной”, “кошмарной”, “кривой” и т.д., но это не изменит одного факта – именно молдавский Т-38 стал первым на постсоветском пространстве и был доступен рядовому моделисту не только в силу своей массовости на постсоветском модельном рынке, но и благодаря низкой розничной стоимости.
     

  • Плавающий танк Т-38 с пушкой ТНШ (схема окраски предполагаемая)
    Antonín Juránek collection
    AER. 3502

     


  • Ссылки (модель):
    Каропка.ру — Легкий танк Т-38 (Николай Голубев)
    Каропка.ру — Малый танк Т-38 (Дмитрий)
    IMPS — In Box Review of AER Moldova 1/35th Scale Russian T-38 Amphibious Tank
    Internetmodeler.com — AER MOLDOVA’s 1/35 T-38 AMPHIBIOUS TANK (By Ray Mehlberger)
    T-38 Soviet amphibious scout tank — case report
    Panzer35.ru — Малая Советская гусеничная бронетехника

     

    Ссылки (инфо):
    ГПФС — Малый плавающий танк Т-38
    Livejournal — БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ТАНКОВ Т-37А И Т-38
    Warspot — Метаморфозы амфибии-разведчика

     

    Литература:
    М.Б.Барятинский “Амфибии Красной армии” (“Бронеколлекция” 2003-01)
    М.Б.Барятинский “Бронетанковая техника СССР 1939—1945”. (“Бронеколлекция” 1998-01)
    М.Б.Барятинский “Бронетанковая техника стран Европы 1939—1945” (“Бронеколлекция” 1999-05)
    М.В.Коломиец “Танки-амфибии Т-38, Т-39, Т-40”. (“Фронтовая иллюстрация” 2003-03)
    М.Н.Свирин “Броневой щит Сталина. История советского танка 1937—1943”. Москва. Яуза\ЭКСМО, 2006. ISBN 5-699-16243-7.
    М.Н.Свирин “Многострадальный Т-38” (“М-Хобби” 1997-09)

“Продается… «Ягуар»” или Охота на “Хантера”

 

Андрей Крумкач
(под редакцией Сергея Васюткина)

 

“Продается… «Ягуар»” – это общее название для заметки и статьи, опубликованных в газете “Комсомольская правда” в феврале-апреле 1985 года. Предметом обсуждения в ней стали, как это ни странно, сборные модели, но не в плане развития детского творчества, а в… разрезе политики и государственной идеологии.
 

Вначале планировалось, что данная статья будет представлять собой краткое изложение событий, имевших место в период позднего СССР. Однако, без освещения огромного количества нюансов, повлиявших на них, рассказ будет явно неполным и вырванным из общего исторического контекста. В то же время, тема моделизма в годы существования Советского Союза настолько обширна, что описать абсолютно всё в рамках одной публикации просто невозможно – здесь в полной мере можно говорить о книге.
 

Хотел бы отметить ещё один момент. Публикуя эту статью, я не ставлю своей целью “в очередной раз опозорить нашу великую Родину”. Скорее наоборот – у меня было прекрасное советское детство, есть что вспомнить и своим детям рассказать. Но за “розовым фоном” зачастую происходило то, что детям тогда точно не рассказывали. Смысл моего повествования заключается в том, чтобы помнили, как точно не надо делать…
 

 

Начнем сначала
 

История стендового моделизма в СССР имеет достаточно глубокие корни, поэтому логичным будет перейти сразу к интересующей нас части, относящейся именно к моделям из пластмассы. Впервые об этом задумались во второй половине 1950-х гг., на фоне появления первых западных образцов. Предпринимались даже попытки копирования, но до массового производства дело так и не дошло.

Поворотной точкой стала решение наладить на Московском заводе механической и пластмассовой игрушки производство моделей-копий, исходными образцами для которых являлись бы масштабные макеты из самолетостроительных КБ А.С.Яковлева, А.Н.Туполева и С.В.Ильюшина.

В отличии от западных производителей старт производства в СССР был отнюдь не бурный, однако, именно с 1963-го по 1975-й год наблюдалась первая попытка насыщения отечественного рынка моделями собственной разработки. Моделисты со стажем, да и обычные советские граждане, которым на момент развала СССР исполнилось не менее 9-10 лет, наверняка помнят “дубовые” самолеты и вертолеты Ил-2, Ил-62, Ан-24, Як-18, Як-40, Ми-2, Ми-10 и другие – их производили десятками тысяч, но распространялись эти модели в основном на территории РСФСР.

За время выпуска производственная оснастка “кочевала” между московскими предприятиями, в результате чего их последним владельцем в конце 1970-х гг. стал завод “Кругозор”. К этому времени успели освоить выпуск не менее 17 наименований моделей, из которых до ликвидации предприятия дожили 12.
 

 

Словно в противовес продукции МЗМПИ, в первой половине 1960-х гг. в советскую розничную торговлю начали поступать модели предприятия VEB KVZ, которое с 1974-го года стало более известно, как VEB “Plasticart”. Качественный уровень первых немецких комплектов просто зашкаливал – помимо отличной полиграфии, часть деталей окрашивалась прямо на заводе, что упрощало работу с моделью. Любопытно, что впоследствии наблюдалась своего рода “параллельная деградация” (когда МЗМПИ и VEB KVZ пошли в сторону упрощения, отказавшись от ряда “излишеств”), но даже в этом случае “пластикарт” находился на недосягаемой для советской промышленности высоте.

И всё – спросите вы? Так мало? За 30 лет в Советском Союзе разработали меньше 20 моделей? Ну что вы, конечно же нет. В течении 1970-1975 гг. к расширению ассортимента пластиковых моделей подключились ещё два крупных предприятия, да ещё каких.

Первым стал Киевский экспериментально-механический завод им.Ватутина, который в 1971-1972 гг. запустил в производство модель самолёта Ан-2 в примерном масштабе 1/50. Та ещё, знаете ли, получилась “штучка”! Киевляне пластик не жалели и верхним крылом этой модели (которое напоминало мачете) можно было смело рубить овощи-фрукты. Минусом было то, что Ан-2 требовал очень большого терпения при сборке и без окраски смотрелся грубовато.

 

Вторым предприятием было НПО “Вектор” из Ленинграда, работавшее на “оборонку” и потому вместо названия и адреса на коробках указывали просто абонентский ящик А\Я-51. Как вообще пришла мысль выпускать там изделия для детского творчества – вопрос открытый, однако в течении 1972-1975 гг. ленинградцы организовали производство моделей истребителей МиГ: МИГ-15, МИГ-17, МИГ-19 и МИГ-21. Кстати, “пятнашку” сделали на основе польской модели от фирмы “Ruch”, а поляки, в свою очередь, слегка “позаимствовали” оригинал у британской фирмы “Airfix”. Остальные модели делались “с нуля” и, надо сказать, что по советским мерками они могли считаться весьма неплохими, если бы не один нюанс – все ленинградские МИГи были скорее “вариациями на тему”, чем масштабными копиями. Впрочем, советских моделистов-любителей это совершенно не смущало.

 

Отдельно стоит отметить вклад московского завода “Огонек”, на котором во второй половине 1970-х гг. начали выпускать модели космических кораблей “Восход” и “Восток”. Вот это был по-настоящему советский Hi-Tech, без какого-либо сарказма! В собранном и окрашенном виде оба корабля смотрелись просто превосходно даже на уровне западных аналогов. Это было, что называется, то самое “попадание в яблочко”.
 

Впоследствии и другие предприятия в Москве, Таллине, Риге освоили выпуск собственных моделей, но это произошло уже в 1980-е гг. И вот тут самое время перейти к следующей части нашего повествования.
 
 

Этот уменьшенный, уменьшенный, уменьшенный мир
 

Именно под таким названием вышла публикация в февральском номере журнала “Техника-Молодежи” за 1971-й год, вызвавшая огромный резонанс в среде моделистов. Не назвавший себя автор в достаточно мрачных красках описал ситуацию со стендовыми моделями в СССР, и ответ не заставил себя долго ждать в виде статьи “Игрушка – дело огромной важности”, опубликованной в том же номере. В ней высказались такие значимые люди, как заместитель начальника Главного управления по производству игрушек МЛП СССР, директор завода “Юный техник”, главный инженер завода “Огонек” и другие. Общее мнение сводилось к тому, что новые модели конечно же необходимо разрабатывать собственными силами и их просто обязательно использовать как оружие пропаганды (отметим этот момент, так как он является ключевым в нашем рассказе).

 

   

 

Правда, тут же отмечалось, что изготовление производственной оснастки потребует поиска чертежей, наличия точного оборудования и различных согласований, что делает процесс доставки моделей потребителю очень трудоёмким занятием. Переводя с “русского на русский” это означало, что ждать большого количества советских разработок в обозримом будущем не придется.

Зато, руководители заводов обещали скорый ввод в эксплуатацию пресс-форм для танков Т-34 и ИС-3, самолётов Як-3 и Ту-144, крейсера “Аврора”, броненосца “Потемкин”, а также для ледоколов “Ленин” и “Арктика”. Вроде как неплохой задел, но тут начальство “забыло” сказать, что пресс-формы для кораблей были разработаны французской фирмой “Heller”, да и прочая оснастка для моделей судов тоже заказывалась за границей…

 

Продолжение истории последовало в майском выпуске “Техники-Молодежи” за 1972-й год, где была опубликована статья “»Игрушечные» проблемы игрушечной индустрии”. На этот раз слово предоставили простым читателям, которые не скрывали своего неудовлетворения положением дел с производством моделей-копий (причем, не только из пластика).
 

 

Если говорить в целом, то потребителей прежде всего не устраивало отсутствие сборных моделей в розничной продаже, хотя советские образцы уже выпускались и имели большой успех. Более того, продавцы сами не подозревали о такой категории товара. Почему так вышло, будет рассказано чуть дальше. Кроме того, именно в этой статье был поднят вопрос о стандартизации масштабов для выпускаемых моделей, что было тоже не лишним. Советские конструкторы тогда прошли мимо основных международных масштабов (например, для моделей техники были приняты 1\16 и 1\35, для железных дорог — 1\87, для самолётов — 1\96, 1\72, 1\48 и 1\32, для кораблей — 1\350 и 1\400), поэтому те же танки завода “Огонек” имели пропорции примерно 1\30, а в моделях самолётов вообще был полный разнобой от 1\50 до 1\150.

 

Тем не менее, поднятая “волна” возымела определенное действие на чиновников, поскольку…

 

 

На правительственном уровне
 

Все главные вопросы в Советском Союзе решались понятно кем и где, но ради создания видимости “народного волеизъявления” раз в пять лет устраивалась очередная массовка под названием Съезд КПСС. В нашем случае это мероприятие сыграло более чем положительную роль, так как именно на XXIV Съезде, проходившем в Москве с 30-го марта по 9-е апреля 1971-го года, была принята программа развития страны на следующую пятилетку (кстати, одним из докладчиков там выступал Председатель правительства А.Н.Косыгин). В частности, резолюцией по развитию легкой промышленности СССР предписывалось увеличить объёмы производства “на основе внедрения новой техники и прогрессивных технологий, а также автоматизации и механизации производства”. И тут перед непосредственными исполнителями возникал вопрос – где же взять всё эти средства и внедрить в столь сжатые сроки?
 

К счастью, неповоротливость советской бюрократической машины на сей раз пришлась очень кстати, поскольку лишь 22-го апреля 1974-го года Совет Министров СССР принял эпохальное для моделистов постановление №292 “О некоторых мерах по улучшению качества и ассортимента изделий легкой промышленности и совершенствованию связей торговли с промышленностью”.

Для обычных людей это означало, что в скором времени на прилавках магазинов должны были появиться новые игрушки, но перед этим, 21-го мая того же года, Совет Министров РСФСР принял соответствующее постановление №285 уже на республиканском уровне. Однако, выпустить правительственное постановление – это одно, а развернуть производство – это совсем другое.
 

Основная загвоздка состояла в том, что советские предприятия были не способны к быстрому развертыванию производства чего бы то ни было, начиная от скрепок и заканчивая автомобилями (если, конечно, дело не касалось “оборонки”). Точнее говоря, любые инновации на местах часто игнорировались, поскольку руководство требовало “дать план”, а введение в устоявшийся ассортимент новых наименований продукции могло сбить ритм производства или дать более высокий процент брака, чем это требовалось (да-да, планы по браку и отгрузке лома тоже были). При этом, на самих предприятиях советские инженеры в инициативном порядке занимались разработкой и изготовлением производственной оснастки и сейчас такие “опытные экземпляры” игрушек ценятся едва ли не на вес золота. Другими словами, тут требовалось “быстрое решение” и оно было найдено!
 

Как ни странно, но знаменитая фраза Остапа Бендера из романа “12 стульев” про заграницу, была в полной мере применима к постановлению №292 – производственную оснастку действительно решили приобрести за границей, а параллельно с этим в Донецке развернули строительство огромной даже по союзным меркам фабрики игрушек, которую намеревались оснастить по последнему слову техники.

И всё же, этот грандиозный план мог не состояться, если бы здесь не имело место стечение целого ряда обстоятельств, ставших катастрофой для нескольких западных производителей, но сыгравших на руку Советскому Союзу. А произошло вот что.
 
 

“Заграница нам поможет!”
 

Когда в Советском Союзе только-только раскачивались, на Западе с 1948 года полным ходом шли продажи сборных пластиковых моделей. Первопроходцами стали производители из США (“O-lin”, “Aurora” и “Revell”), за которыми вскоре подтянулись британцы, немцы, французы и другие. Особо сильный противовес американцам на мировом рынке оказывали фирмы International Model Aircraft (IMA) и “Airfix” из Великобритании, мощно стартовавшие в 1955-1958 гг. и уверенно заполнявших модельный рынок своей продукцией. Тут надо отметить, что фирма IMA продавала свою продукцию под торговой маркой FROG, которая являлась аббревиатурой и означала Flight Right-Off the Ground (Взлетающий Прямо с Земли), а вообще три первые масштабные модели из ацетата целлюлозы она выпустила ещё в 1936-м году!

 

Настоящий фурор торговая марка FROG произвела в 1955-1960 гг., сумев по-настоящему отличиться выпуском простых, но в то же время качественных моделей, часть которых в плане соответствия реальному прототипу не имела равных до 2000-х гг!!! Да, это были поистине великие времена для фирмы IMA, вышедшей тогда на пик своей активности.

Впрочем, торговая марка FROG стала одной из наиболее популярных не только в Великобритании – с 1964 года были весьма агрессивные попытки выйти на рынки США и Франции под брендами “Air Lines” и “Tri-ang”, но и тут нашлись “эффективные менеджеры”, буквально спускавшие с трудом заработанные деньги как на избыточный маркетинг, так и прямо себе в карман. И это при том, что сами пресс-формы пришлось перевозить в обозначенные страны, поскольку экспорт готовой продукции облагался нечеловеческими пошлинами! Как итог – американский филиал закрылся в 1966 году, а вот фирма-партнер из Франции продержалась на два года дольше.
 

Между тем, в Великобритании остро обозначился экономический кризис, сильно повлиявший на местную игрушечную промышленность. Если не вдаваться в глубинные подробности, то в 1967 году руководство IMA согласилось на слияние с фирмой “Rovex Ltd.” (впоследствии не раз изменявшей свою название), которая в свою очередь входила в концерн “Dunbee-Combex-Marx” (DCM) – с ним тоже связана не менее интересная история. 

Как несложно догадаться, в составном названии концерна присутствовало несколько индивидуальных названий, из которых нам интересно название “Marx”. Свою “родословную” оно ведёт от компании “Louis Marx & Company, Inc.”, основанной в 1919-году предпринимателями Луи и Дэвидом Марксом и выпускавшей различные игрушки, в том числе фигурки из пластика – именно “пираты”, “ковбои”, “викинги”, “римляне” и “индейцы” стали наиболее популярной продукцией этой компании – оригиналы от “Marx” высоко ценятся коллекционерами и в наше время.

 

И вот тут успешную американскую компанию подвела избыточная любовь к родине в совокупности с очень дорогой рабочей силой. То есть, когда надо было переводить производство в страны “третьего мира”, оставшийся из братьев Луи Маркс решил не жертвовать качеством и продолжать работать только в США. Результат был вполне прогнозируемый – в 1972-м году “Louis Marx & Company, Inc.” прекратила своё существование как самостоятельный субъект хозяйствования, а вся производственная оснастка была продана компании “Quaker Oats”, которая тоже не смогла выгодно использовать для себя это приобретение, будучи вскоре поглощённой концерном “Dunbee-Combex”, руководил которым Сэр Ричард Бичем (Sir Richard Beecham).
 

Фактически, именно DCM спустя каких-то пять лет “утащит на дно” отделение FROG, которое было отнюдь не убыточным. Однако, как раз этой торговой маркой решили пожертвовать, чтобы рассчитаться с кредиторами.

Решение о продаже “фроговской” производственной оснастки (равно как и оснастки для выпуска фигурок от “Marx”) было принято в 1974 году, когда торговая марка FROG прошла ребрендинг и собиралась выпустить на рынок партию отличнейших новинок. Вначале поиск потенциальных покупателей производился только на западном рынке, но поскольку продавать собирались абсолютно всё и сразу, то ни одна из фирм не отважилась на столь рискованный шаг. И тут, к радости руководства DCM, на горизонте появилась фирма “Novoexport”…
 
 

Пришествие “Novoexport”
 

Что же это была за фирма?

Когда на Западе кипели дела с расширением модельного ассортимента, на рынок капстран достаточно тихо вошли сразу несколько советских фирм-посредников, через которые закупалась как зарубежная продукция, так и поставлялась своя. Одной из таких фирм была “Novoexport”, а занималась она преимущественно игрушками. Кстати, именно благодаря ей (а точнее говоря, усилиями одного из бойких торговых представителей, родом с Кавказа) весь мир узнал о масштабных моделях автомобилей завода “Тантал” из Саратова. Полагаю, тем, кто “родом из СССР”, рассказывать, что они из себя предоставляли, будет излишне, а кто не в курсе – рекомендую прочитать статью на сайте “Antitrend коллекция”.
 

 

Так вот, практически сразу после выхода Постановления №292, представители фирмы “Novoexport” получили задание начать усиленный поиск продавцов, хотя этот процесс уже некоторое время находился в динамике и ранее привел к приобретению пресс-форм у фирмы “Heller”. В итоге, удалось очень быстро договориться сразу с несколькими фирмами из США, Великобритании и Италии, причем у итальянцев приобрели пресс-формы для производства “машинок” из силумина, создав таким образом дополнение к продукции “Тантала” – выпуск моделей автомобилей наладили в Москве, Донецке и Минске. Также в Италии у фирмы “Co-Ma” купили пресс-форму на самолёт “TU-104” и отправили её в Баку, где она беспощадно эксплуатировалась до начала 1990-х и впоследствии успешно сгнила.
 

Впрочем, наиболее впечатляющим был британский вклад – первоначально фирма “Rovex Models and Hobbies Ltd.” (это было последнее её название, принятое в 1974-м году) предложила приобрести всю производственную оснастку! Предложение было очень заманчивым, хотя советская сторона прекрасно осознавала, что “западный” объем ассортимента она просто не вытянет. В итоге сошлись только на “солдатиках” и “самолётиках”, но и тут было не всё просто…
 

Нюанс заключался в том, что среди “фроговских” моделей присутствовали самолёты “нацистской Германии”, “фашистской Италии” и “империалистической Японии”. Появление их на внутреннем рынке СССР посчитали недопустимым, причем под раздачу также попали самолёты Fokker, хотя сама фирма была голландской.

Не остановившись на этом идеологи взялись за ревизию остального ассортимента и с ужасом обнаружили, что FROG выпускает “натовские” самолёты F-4K\M “Phantom”, SEPECAT “Jaguar”, BAC “Lightning” и другие. Тут уж представители британской стороны проявили смекалку, заявив, что эти самолёты в боевых действиях против СССР и дружественных стран участия не принимали, а следовательно, считаться “вражескими” не могут. Удовлетворившись этим ответом, идеологи дали “добро” на сделку, в которой были очень интересные пункты.
 

Дело в том, что советская сторона очень дорожила заработанной валютой и приобретала более 100 комплектов пресс-форм только с тем условием, что рассчитываться она будет за них готовыми отливками. В любой другой ситуации DCM отвергла бы такое “выгодное” предложение, но на тот момент финансовое положение концерна было столь бедственным, что британцам пришлось согласиться. Кстати, “фашистов” в 1977 году успешно продали фирме “Revell” (точнее говоря, её западногерманскому филиалу), которая периодически выпускает небольшие партии некоторых моделей.
 

В августе 1975 года между фирмами “Rovex Models and Hobbies Ltd.” и “Novoexport” было подписано 12 соглашений, а первые пресс-формы отправились в Советский Союз в середине 1976 года. Собственно, именно с этого момента началась “золотая эра” советского стендового моделизма.
 
 

Дорогая “Novo Toys Ltd”…
 

После прибытия в СССР производственная оснастка отправлялась на заводы-изготовители далеко не сразу. Вначале она проходила испытания в ЦКТБИ и Институте игрушки, где делали тестовые отливки и готовили техническую документацию на русском языке. Часть комплектов поставлялась в Великобританию для оценки качества, причем британская сторона в это время искала пути для более выгодной реализации отливок советского производства. Итогом этой деятельности стало создание в начале 1977-го года фирмы-посредника “Novo Toys Ltd”.

Самыми первыми, 14-го января, в строении ангарного типа по адресу High Street в небольшой деревеньке Максей (что в десяти милях от города Питерборо) были размещены склад и офис – сюда поступали отливки и полиграфия для дальнейшего распределения по розничным сетям. Спустя четыре дня, 18-го января, клерком фирмы было подано уведомление под номером 1073250 об использовании торгового знака “Novo Toys Ltd”. Описанные события стали ключевыми моментами в том числе в истории советского коллекционного моделизма, но об этом чуть позже.
 

Поскольку ситуация с поставками готовой продукции из СССР вырисовывалась в крайне радужных тонах, предстояло определиться, в какой упаковке будут продаваться модели в Великобритании. В 1976 году, в порядке эксперимента, были напечатаны “белые” коробки для трех моделей – для них в качестве образца использовался форм-фактор стандартных малых коробок FROG, но без логотипа фирмы-изготовителя. Такой вариант был неплох, но всё-таки для “нововской” продукции решили сделать оригинальный дизайн, в результате чего появились знаменитые “синие” коробки и “лепестки” (картонные вкладыши, которые складывались пополам, а между ними, на скрепках, закреплялся полиэтиленовый пакет с отливками, инструкцией и декалью). Между тем, в марте 1977 года торговая марка FROG канула в Лету, погребя вместе с собой несколько потенциально успешных проектов…
 

О том, насколько грандиозными были планы британской стороны, можно судить по следующему списку комплектов производственной оснастки, проданной через фирму “Novoexport”:

95 – самолёты, вертолеты и дирижабль

11 – военные корабли и коммерческие суда

4 – автомобили
 

Даже с учетом того, что часть моделей на британском рынке так и не появилась, за полные три с половиной года сотрудничества (1977-1980) советские предприятия отгрузили более 2.750.000(!!!) комплектов отливок – такие объёмы британцы видели разве что во сне. Можно было бы и больше, не подведи культура производства и сырьё, качество которого не отвечало западным нормам. Часть моделей не попала в серийное производство именно потому, что уже в процессе тестирования вышло из строя несколько пресс-форм.
 

Если вы считаете, что “убивать” производственную оснастку могли только в Советском Союзе, то вы сильно ошибаетесь. Первый инцидент такого рода имел место в 1965-1966 гг., когда из США начали возвращаться “фроговские” пресс-формы. Руководство фирмы IMA неоднократно отмечало, что их состояние является крайне неудовлетворительным и является свидетельством эксплуатации “на износ”. Но американцы на это не обращали внимания, продолжая заниматься своим любимым делом – зарабатыванием денег из всего, что только возможно (тем более, что они не занимались созданием и ремонтом производственной оснастки).
 

С французской фирмой “Tri-ang” сложилась похожая история, только для некоторых моделей прибытие во Францию стало “могилой” – так, в начале 1970-х гг. были утилизированы пресс-формы для одной из первых моделей, выпущенных под торговой маркой FROG – истребителя DH “Venom” FB.4.
 

Ещё шесть (по другим данным — восемь) комплектов пресс-форм исчезли при очень невнятных обстоятельствах. Согласно договору с фирмой-партнером “Tri-ang Pedigree” из Новой Зеландии они должны были отправиться на другой конец света морским путем, но в итоге так никуда и не приехали. По наиболее распространенной версии причиной тому стала гибель судна где-то в морях Юго-Восточной Азии, хотя два других комплекта производственной оснастки вполне успешно прибыли в Новую Зеландию и даже выпускались в 1969-1971 гг…

Почуяв прибыль, фирма “Novoexport” захотела торговать моделями в странах СЭВ, но тут возбудились сами британцы, опасаясь реэкспорта. Вместо этого они напечатали несколько партий экспортных “красных лепестков”, правда, на этом всё и закончилось. Одновременно с этим, в ожидании дальнейших поставок, фирмой “Novo” была заказана вторая партия полиграфии (по слухам – в Финляндии), но тут случилось несчастье – в конце 1980-го года концерн DCM был признан банкротом, а вслед за ним ликвидировали все дочерние компании, включая “Novo”.
 

Казалось бы, это конец “британской” истории? Как бы не так!

Обычно после банкротства остатки продукции распродаются для покрытия долгов, но только не в случае с “Novo”! В рамках дополнительного соглашения все партии нереализованных коробок, инструкций и декалей в 1981 году были отправлены в Советский Союз. Единственное, что не удалось выкупить – это четыре комплекта пресс-форм для самолётов Як-3, ЛаГГ-3, МиГ-3 и Анатра ДС из серии “The Russians”, созданных в 1977 году по советскому заказу.
 

Прошло ещё некоторое время, и в 1982 году компания Capital Model Supply (CMS) обратилась с инициативой продолжить сотрудничество. Для поставок в Великобританию выбрали 15 моделей (первоначально был ещё и “Lancaster” от ДФИ, но от его поставки вскоре отказались). По всей видимости, в данном случае советская сторона в лице фирмы “Novoexport”, отвечала не только за поставку отливок, но и за выпуск части (или даже всей) полиграфии. Впрочем, советский подход к этому вопросу для британцев стал некоторым шоком – вместо декалей были напечатаны “липкие аппликации”. Если делать сравнение с чем-то более привычным, то это всё равно, как на BMW наклеить молдинг от ВАЗа.

Тем не менее, такой вариант был принят, но пока шли очень затяжные переговоры, в августе 1984 года компания CMS тоже была объявлена банкротом – причем известие об этом пришло всего за двое суток до подписания эпохального соглашения! Но и это ещё не конец.
 

Финальная попытка выйти на сотрудничество с Советским Союзом состоялась в 1985-1987 гг. На этот раз с британской стороны участвовала фирма “Red Star” (говорящее название, не правда ли?), а с советской – представители некой внешнеторговой фирмы и Донецкой фабрики игрушек. По сути, “Red Star” пыталась в какой-то мере реализовать планы CMS, сократив количество запрашиваемых моделей до 10 (при этом, британская фирма выкупила четыре “экс-фроговских” комплекта пресс-форм, о которых рассказывалось выше). Но и тут не срослось – уже на стадии приемки тестовых отливок начали выявлять брак и, пока его устраняли, в СССР начал меняться государственный строй и тема поставок моделей за рубеж отошла на второй план. Вот теперь действительно – конец…
 
 

Для внутреннего потребителя
 

После изучения статистики поставок готовой продукции в Великобританию напрашивается вывод, что себе советская сторона ничего не оставляла. На самом деле это далеко не так. Флагманом по выпуску моделей-копий стала Донецкая фабрика игрушек, которая в 1977-1980 гг. освоила по меньшей мере 35 из 46 комплектов пресс-форм. Одновременно с экспортными поставками часть продукции направлялась и на внутренний рынок.
 

Тут будет не лишним рассказать об упаковке, которая изготовлялась для моделей советского производства. И вот здесь среди производителей не было никакого единства мнений! Абсолютно.

Так, предприятия в Донецке, Баку, Ташкенте и Минске решили использовать рисунки с “нововских” коробок, приспособив их под возможности собственной полиграфической отрасли, и в итоге сильно пострадала графическая составляющая. В Москве на заводе “Кругозор” поступили ещё более просто, использовав “плоские” проекции самолётов и вертолетов. До начала 1980-х гг. держался “Огонек”, но и он впоследствии перешел к методу “простых решений”.

Самая интересная ситуация сложилась в Ташкенте, где изначально, с 1977 года, использовалась именно коробочная упаковка. На этом предприятии лозунг “экономика должна быть экономной” поняли слишком буквально, и примерно с 1981 года начался переход на картонные вкладыши, которые представляли собой… вырезанные части тех же коробок. Такая вот экономия по-советски.

Следом подтянулись московские заводы “Огонек”, “Прогресс” и “Кругозор”, ташкентская фабрика “Ташигрушка”, ярославский химзавод “Луч”, Наро-Фоминский завод пластических масс, Фрунзенский завод пластмассовых изделий и минское ПО “Мир”. Примечательно, что наряду с Ярославлем минчане приступили к производству позднее всех – в конце 1979 года. Тем не менее, за следующие полгода ПО “Мир” успело выпустить 100.000 экспортных отливок “HMS Exeter” (он же “Крейсер”) и 65.000 “DH-60 Gipsy Moth” (он же “Учебный биплан”), не считая комплектов для внутреннего рынка и “пробников” с других 7 пресс-форм, которые никто никогда не считал.
 

Тут у пытливого читателя может возникнуть вопрос – а каким образом распределялись пресс-формы? Допустим, с Донецкой фабрикой понятно, так как она была самой крупной, а с остальными как? Данную ситуацию можно прокомментировать следующим образом – никакого системного подхода в распределении не было. Точнее говоря, вся “системность” заключалась в том, чтобы “раскидать” производственную оснастку по всему Союзу и, таким образом, насытить удаленные регионы новой продукцией.

С “нововской” полиграфией получилось ещё веселее. Особо не разбираясь в каких-то там индексах моделей, коробки, декали и инструкции буквально растерзали по всему Союзу. Например, для моделей, выпускавшихся в Донецке, часть коробок хранилась на складе в Москве — и наоборот. Минчанам вообще сначала ничего не досталось, только в середине 1980-х гг. всё же удалось привезти большую партию коробок, но без фирменных инструкций и декалей. И так было при советской власти постоянно, не говоря уже о “несунах”, которые пачками выносили полиграфию со вкладов и затем продавали её на толкучках по цене от 1 до 10 рублей за комплект. Кстати, говорят, что именно тотальное воровство стало причиной пожара на складе в Москве, где почти полностью сгорела полиграфия для моделей… которые тогда не выпускались. Другими словами, согрело именно то, что должно было сгореть (так как не имело особой ценности в виду отсутствия пластика для полного комплекта), а списали всё, что успели украсть. Теперь “вовремя украденные” коробки для этих моделей — а их буквально 4 штуки, являются предметом абсолютно фетиша для коллекционеров “Novo”.

Прямо скажем, с точки зрения бизнеса данный процесс был из разряда “так себе решение”, но не будем забывать, что дело происходило на рубеже 1970-1980 гг., когда понятия о насыщении рынка, прибыльности и культуре производства были совершенно другие! Вот и получилось, что распределение происходило из расчета очень субъективного восприятия союзным руководством потребностей различных региона данным видом продукции.

Фактически, это привело к тому, что каждый регион выпускал модели в основном для себя. Ситуация на местном уровне была отнюдь не лучше – ниже приводится отрывок из интервью внештатного корреспондента “Справочно-информационного бюллетеня” (г.Баку), которое он взял у начальника производственно-технического отдела Бакинской фабрики игрушек Г.Н.Слукиной. И хоть описываемые события относятся к декабрю 1987-го года, в целом это очень точно отражает положение дел в рассматриваемый нами период:
 

Корреспондент: В клуб ИТСМ* пишут, что модели, которые выпускает фабрика, во многие города не поступают. Чем это можно объяснить?

Г.Н.Слукина: Это объясняется прежде всего тем, что во время ежегодных ярмарок представители местных органов культторга не заказывают у фабрики эти модели. Так например, на 1988 года отказались от наших моделей Молдкультторг, Ивано-франковский культторг, Минская база культторга, Волынский культторг, Эстонская республиканская база культторга, Астраханский культторг, Сумская база культторга, Талды-Курганская база, Каширская база, Восточно-Казахстанская и Бакинская базы культорга. Москва и Ленинград вообще не заказывают нашу продукцию. И этот список можно было бы продолжить. По всей видимости, представители этих организаций просто не изучают спрос в своих регионах. Члены местных клубов ИТСМ могли бы поправить эту ошибку, посоветовав культторговцам, что надо закупать…

 

*ИТСМ – клуб Историко-технического стендового моделизма.

Вот так! Ну не хотели брать товароведы непонятный товар, который вызывал много вопросов ещё до реализации. То есть, в понимании закупщиков (обычно это были женщины среднего возраста и выше) сборные модели были обычными игрушками, а то, что у них оказывается есть ещё и какие-то индексы — так это ещё понимать нужно что к чему. Допустим, товароведу объяснили про огромную разницу между моделями “Индекс 166” и “Индекс 363” (а она действительно огромная!), но тогда возникали новые, не менее тяжелые вопросы: “А зачем так поделили? А чего такая страшная коробка? А краска нужна? Если нужна, то какая? А у вас она есть? А к ним еще клей нужен? А если клей высохнет, мне придется модель менять или деньги возвращать? А зачем мне жалобы? Давайте лучше ваши кубики посмотрим, они тоже в пакетике?”
 

В общем, особо никто связываться со сборными моделями не хотел. И это при том, что спрос во всех регионах Советского Союза на эту продукцию был просто огромен! Справедливости ради надо отметить, что с началом активной фазы “перестройки” распределение продукции существенно улучшилось, но это произошло лишь в 1989-1990 гг. А в годы “застоя” советские моделисты оказались в очень непростой ситуации, являвшейся следствием той самой “политики распределения”.
 

Многие моделисты из старшего поколения наверняка были знакомы с московским клубом моделистов и “толкучкой” у “Детского мира”, где можно было приобрести то, что в магазинах не продавалось. Эти были те самые места, где “бизнесмены” (а проще говоря – обычные барыги-спекулянты) неплохо наваривались на обычных людях, которым были недоступны многие, очень многие модели из “нововского” ассортимента. А откуда же они брали всё это богатство? Ответ на это весьма прост – прямо с заводов-производителей!

Суть советского “черного рынка моделей” заключалась в том, что та же Донецкая фабрика выпускала в течении 1980-1988 гг. от 15 до 20 наименование моделей ежегодно, а остальные модели держала на хранении. Это было очень удобно, так как ни на местном уровне, ни в Министерстве, не требовали отчитаться, сколько было выпущено “истребителей”, а сколько – “бомбардировщиков” или “кораблей”. Отчеты сводились к общим цифрам и оформлялись как выполнение плана по выпуску игрушек определенной категории. И всё. В то же время, полагать, что пресс-формы просто лежали и ждали своего часа на складе было бы очень наивно…

По воспоминаниям одного из коллег, которому в середине 1980-х гг. довелось побывать в Донецке, начальник цеха выводил в ночную смену несколько рабочих, которые ставили в производство “складские” пресс-формы и делали от нескольких сотен, до нескольких тысяч отливок. Эта продукция “шла налево” и в отчетности никак не фигурировала. Схожая ситуация наблюдалась в Ташкенте, Минске и Москве, но там дело больше касалось “несунов”.

Так в Советском Союзе появилась категория моделей под названием “непродажка” – то есть, это была продукция, которая не продавалась через розничную сеть советских магазинов. Цены на такие модели колебались очень сильно – от 10 до 350 рублей (при том, что отпускная цена на самую дорогую “продажную” модель собственного производства не превышала 6 рублей 50 копеек)! Торговали “непродажкой” очень бойко и за день ушлый барыга мог вполне накопить денег на хороший магнитофон. Но и сотрудники ОБХСС тоже не дремали – в общем, время было очень интересное.
 

В такой ситуации логичным выходом казался ввод в легальную эксплуатацию остальных пресс-форм, хотя и тут не сложилось, так как руководители советскими предприятиями не хотели заниматься производством “избыточной” продукции. Так и жили долгие годы, пока не случилось обострение идеологической борьбы с тлетворным влиянием Запада, которое в очередной раз лишь подстегнуло нечистых на руку сотрудников предприятий к действию…
 
 

Охота на “Ягуара”, “Хантеров” и прочих “Злодеев” в условиях позднего социализма
 

Эту главу вначале хотелось назвать “Охотники на «Приведениями»”, поскольку речь в ней также пойдет о модели самолёта F-4 “Phantom”, но “фантом” – это не “приведение”, а всё-таки “призрак”, да и “гвоздем программы” выступила именно модель под названием “Jaguar”.
 

Хорошо выстроенный процесс производства “продажных” и “непродажных” моделей подвергся корректировке благодаря советским идеологам. Не секрет, что на внутреннюю политику СССР влияло множество внешних факторов, где переплелась война в Афганистане, экономические санкции, программа “Звездных войн”, расширение экспансии США в восточных странах и многое другое. Ответом на это стала сильная реакция на всё западное, что так или иначе можно было отождествить с агрессией против СССР и советского образа жизни. В качестве наиболее яркого примера можно привести список запрещенных музыкальных групп, регулярно обновлявшийся в 1984-1985 гг., в который попали даже Pink Floyd и Blondie. Но это было только начало.
 

Первый “знак беды” случился в начале 1980 года – после выпуска в Ташкенте новой партии отливок для модели Hawker “Sea Fury” идеологи вдруг увидели, что в каталоге “Novo” присутствует явная крамола:
 

“…Sea Fury served aboard four carriers during Korean War and shot down a number of much faster MIG 15s”

“…Sea Fury служили на борту четырех авианосцев во время Корейской войны и сбили несколько более быстрых МиГ-15”

Такие выражения были просто недопустимы и, в итоге, поставки указанной модели не состоялись, хотя часть отливок британцы всё же прибрали к рукам и впоследствии продали. “Так это же идиотизм!” – скажете вы. Совершенно верно, идиотизм. И реальность “совкового” образа мышления одновременно.
 

Второй “припадок” случился в 1983-1984 гг., когда с “лепестков” для моделей химзавода “Луч” были убраны опознавательные знаки Королевских ВВС Великобритании (RAF). Декалей в ярославских комплектах отродясь не было, так что никакого в данном случае существенного изменения моделисты просто не заметили. Хотя, определенные мысли уже закрадывались…
 

Затем наступила очередь нескольких моделей Донецкой фабрики, где с нижних частей коробок удалили схемы окраски, оставив только контуры самолётов. Кроме того, из комплектов изъяли “декали” (а по сути, обычными листики с напечатанными на них обычной полиграфической краской опознавательными знаками). От этого пострадали также модели учебно-тренировочных самолётов, хотя их обвинить в агрессии было как-то слишком.

Кому помешала “враждебная техника” – догадаться совсем нетрудно, но есть версия, что сотрудники предприятия в Донецке сами сработали на опережение, чтобы сохранить выпуск моделей, попавших под репрессии. И ведь было от чего беспокоится – здесь мы переходим к нашей “вишенке на торте”, которая совсем даже не вишенка, а скорее арбуз, едва не раздавивший торт.

 

Вопрос с моделями-копиями из пластмассы был ещё раз поднят в августовском номере журнала “Техника-Молодежи” за 1984 год, где была опубликована статья “Большие проблемы микротехники”, также не оставившей равнодушной моделистов всей страны. Особо контрастными смотрелись “достижения” советской легкой промышленности в сравнении с “ново-фроговскими” моделями, которые тогда можно было достать в фирменных коробках с экспортными декалями и инструкциями. Причем в главе “Разговор продолжается…” вообще была описана вопиющая ситуация с выставкой, организованной редакцией “ТМ” — здесь присутствовали «Ме-109», «ФВ-190», «Ю-87», «Б-25», «А-7 Корсар» и другие модели “неправильных” самолётов! Не исключено, что подобные мероприятия просто переполнили чашу терпения советских руководителей, распорядившихся навести порядок в производстве сборных моделей. И его навели…
 

Вообще, именно 1984-й год запомнился читателям “Техники-Молодежи” ещё и тем, что по иронии судьбы, в февральском и мартовском номерах журнала (одновременно с сообщением о смерти К.У.Черненко), была начата публикация романа Артура Кларка “2010: Одиссея-2” и… практически сразу прекращена. Причиной послужили фамилии советских космонавтов, которые якобы соответствовали фамилиям диссидентов, изгнанных из СССР.

Продолжение последовало в номерах “ТМ” с ноября 1988-го по май 1990-го года включительно, причем в майском номере опубликовали объяснительные записки (а проще говоря — кляузы и доносы), в которых детально описывалось негативное влияние романа “2010: Одиссея-2” на советского человека, а отдельные сотрудники редакции “ТМ” были “поставлены на вид”.

********

 

Отправной точкой в финальном угаре борьбе с “натовской угрозой” стала совсем короткая заметка под названием “Продается… «Ягуар»”, которая была опубликована 27-го февраля 1985 года газетой “Комсомольская правда” в рубрике “Операция «Диалога»”.

 

“Я коллекционирую фотографии и модели самолётов, собираю литературу от авиации. И вот с чем недавно столкнулся.

На прилавках наших магазинов стали появляться модели таких самолётов, как «Ягуар» и «Хантер» — это истребители, находящиеся на вооружении агрессивного блока НАТО. В торговлю, правда, они поступают без названий и опознавательных знаков, просто картонная коробка с силуэтом и надписью: индекс такой-то, производство московского завода игрушек “Кругозор”.

Мне кажется, не следует пропагандировать чужие модели военной техники…

Валерий КРУГЛОВ, 17 лет

Железнодорожный

Московская область
 

По заданию редакции корреспонденты “Комсомольской правды” проверяют, кто и как планирует и контролирует выпуск таких игрушек. Попадают ли на прилавки образцы отечественной техники? Ждем и ваших предложений и ответов.”

Как говорится, в этом опусе прекрасно всё! Начиная от “17-летнего неравнодушного моделиста” и заканчивая отправкой корреспондента для проверки идеологической совместимости советского человека и продукции московского предприятия. Надеяться на то, что публикация в рубрике “Операция «Диалога»” будет “спущена на тормозах”, не приходилось – команда “фас” уже была дана и руководство требовало результатов. И они-таки были.
 

 

Продолжение истории последовало в выпуске “Комсомольской правды” от 10-го апреля 1985 года – статья вышла под тем же названием, но с вполне предсказуемым финалом. В сухом остатке оказалось, что буквально ни за что, пострадала модель истребителя Hawker “Hunter”. Вот если бы советские идеологи копнули чуть глубже, то выяснилось бы, что именно “хантеры” из состава ВВС Ирака оказали наиболее яростное сопротивление израильтянам во время Шестидневной войны 1967-го года. Но куда там разбираться…
 

Удивительно, но производство “Ягуаров” (равно как и модели ещё одного британского самолёта – экспериментального Fairey FD.2 “Delta”, побившего в 1955-м году рекорд скорости) не свернули, хотя их количество в этот период несколько сократилось. Это позволяет сделать вывод, что руководство завода в Наро-Фоминске смогло обойти идеологический вопрос и продолжать радовать советских моделистов своей продукцией.
 

Также поступили и на Донецкой фабрике, довольствовавшись показательным исключением схем окраски с ещё нескольких коробок. Кстати, основная часть “натовских” моделей и без того находилось в списках “непродажки”, поэтому любые действия идеологов в данном направлении только радовали барыг.
 

Следующим в списке “репрессированных” стал уже упомянутый американский палубный истребитель-бомбардировщик McDonell Douglas F-4K\M “Phantom”, модель которого выпускалась минским ПО “Мир” под названием “Всепогодный истребитель” – в последний раз перед “перестройкой” он появился в продаже как раз зимой 1985 года. Вообще пресс-форма для этой модели имела очень интересную судьбу ещё при существовании торговой марки FROG.

 

 

Оригиналом для её создания послужила модель японской фирмы “Hasegawa”, отливки которой поставлялись в Великобританию в 1968-1974 гг. в рамках взаимовыгодного обмена. Успех этого предприятия был очевиден – за указанный период в Великобритании было продано 180.000 японских отливок в британской упаковке!

Британцы специально выбрали именно модификацию F-4K\M, поскольку к ней относились самолёты, оснащенные только двигателями Rolls-Royce и находившиеся только на вооружении RAF – впоследствии этот факт был выгодно использован представителями фирмы “Rovex”, поскольку самолёты из состава ВВС США активно использовались во Вьетнамской войне и других локальных конфликтах.

Затем сотрудничество с японцами вынужденно прервалось, а фирма “Rovex” решила сделать собственные пресс-формы, немного упростив оригинал. Работы продолжались в течении 1972-1974 гг., но выпуск собственной копии F-4K\M “Phantom” удалось наладить только в 1975-1976 гг., уже под занавес существования торговой марки FROG. Собственно, и продажи оказались скромнее – всего 35.000 комплектов.

В Советский Союз пресс-формы для F-4K\M “Phantom” прибыли одними из последних и в 1979 году оказались в Минске. Наладить экспортные поставки белорусы не успели, зато с 1982 года эта модель периодически стала встречаться на прилавках магазинов. Вот тут за неё и взялись партийные “охотники за приведениями”.

Вряд ли вопрос стоял непосредственно об уничтожении пресс-форм, но одна из самых популярных в СССР моделей исчезла из продажи аж до 1990 года. Как только об этом узнали барыги с московской “толкучки” стоимость “фантома” подскочила с 10 до 25-30 рублей и даже в год возобновления производства она не опускалась ниже 15 рублей. Вот так идеологи помогли дополнительно озолотиться советским спекулянтам.
 

Не осталась в стороне от этих событий и западная пресса — уже 13-го апреля 1985 года в британской газете The Daily Telegraph была опубликована статья “Ban on Nato toys made in Russia” (“Запрет на игрушки НАТО в России”), в которой излагался краткий пересказ из советского источника.

 

Впрочем, производителям “экс-фроговских” моделей в крупных городах сильно повезло на фоне совсем уж маразматической истории, которая сложилась с моделью самолёта De Havilland “Sea Venom”, название которого можно было перевести на русский язык как “Морской Злодей”…

Как уже было сказано выше процесс распределения производственной оснастки по предприятиям Советского Союза носил “системно-хаотический” характер, поэтому даже непрофильные заводы вполне могли получить пару комплектов экспортных пресс-форм. Именно такой случай имел место с предприятием “Сухумприбор”, которое было основано в 1960 году в г.Сухуми (Абхазская АССР) на территории бывшего коптильного цеха рыбокомбината. Первоначально оно носило название Сухумский завод “Электроприбор”, но в 1964-м году ему было присвоено нынешнее название.

 

В скором времени “Сухумприбор” стал одним из флагманов региона и, в отличии от ряда других предприятий с Кавказа, абхазская продукция (станки, приборы, оргтехника) не испытывала на себе шквала негативных отзывов от потребителей, хотя и такое, конечно же, имело место.

Когда именно производственная оснастка на “Sea Venom” оказалась в Сухуме – вопрос открытый, но вероятнее всего это произошло уже под занавес сотрудничества с фирмой “Novo” в 1980-м году. По данным британской стороны если что-то и попало на западный рынок, то это были тестовые отливки из серого пластика хорошего качества в очень ограниченном количестве. Крупносерийное производство модели началось годом позже и было ориентировано только на внутренний рынок СССР. Разумеется, название было изменено на обезличенное “Сборная модель самолёта Ф295 \ Индекс 295” и, поначалу, далеко не каждый моделист-любитель понимал, что за модель он держит в руках.

В буквальном смысле прозрение наступило в 1982-м году, когда в Сухуми доставили большую партию “нововской” полиграфии — теперь отливки из белого и молочно-прозрачного пластика снова обрели достойную упаковку, хотя выпуск “лепестков” продолжался по инерции. Кроме того, в апрельском и июньском номерах журнала “Моделист-конструктор” за 1983 год, в рубрике “Морская коллекция МК”, была опубликована серия статей под общим названием “Главное оружие авианосца”. Речь в них шла о палубной авиации с техническими данными и боковыми проекциями “нововских” самолётов: Fairey “Swordfish” и “Gannet”, DH Sea “Vampire”, Grumman “Avenger” и Chaince-Vought F4U “Corsair”.

Не отставал и журнал “ТМ”, в котором с 1982-го по 1984-й год включительно под рубрикой “Наш Авиамузей” печаталась “вертолетная” серия, где попадались Westland “Lynx” (1984-01), Sikorsky S-19a (1983-06) и Fairey “Rotodyne” (1983-08). Два последних продавались только под торговой маркой FROG и в Советский Союз не попали в виду утилизации пресс-форм. Впрочем, копия винтокрыла “Rotodyne”, оригинальная модель которого была выпущена фирмой “Airfix”, в начале 1960-х гг. продавалась польской фирмой “Ruch”.

Сухумские модели расхватывались очень быстро и каждый уважающий себя моделист, попавший на этот кавказский курорт, считал своим долгом прикупить 10-15 комплектов (а ещё лучше — все, что были в магазине), даже в ущерб своему финансовому положению на тот момент. Именно эта ситуация и заложила “бомбу замедленного действия”, которая взорвалась спустя несколько лет…

 

В начале 1986 года модель “Индекс 295” внезапно исчезла из продажи и среди моделистов стали ползти слухи о том, что некий “бдительный советский гражданин” написал донос в КГБ по поводу наличия в переводных картинках “фашистских крестов”. И вроде как “гэбэшники”, не сильно разбираясь, приказали уничтожить пресс-формы. Доля правды тут была, но на самом деле события развивались несколько другим образом, а случилось вот что.

В самый разгар борьбы с “натовской агрессией” действительно нашелся “товарищ”, который не только начитался опусов типа “Продается… «Ягуар»”, но ещё задался целью проверить на “политкорректность” выпускаемые модели. Раздобыть оригинальную инструкцию на “Sea Venom” не составило большого труда, а в ней, черным по белому, на английском и ещё 7 языках(!!!), было напечатано буквально следующее:
 

“…They took part in Anglo-French intervention in Egypt in 1956, destroying a number of aircraft, including MIG 15`s, on the ground…”
“…Они участвовали в англо-французской интервенции в Египте в 1956 году, уничтожив на земле несколько самолетов, в том числе МиГ-15…”

Дальнейшие действия этого “товарища” нетрудно было предугадать, хотя странно, что советские цензоры умудрились как-то пропустить такую “идеологическую диверсию” в самом начале, поскольку экспортные поставки моделей “Sea Fury” в 1980-м году не состоялись именно по этой причине.

После обращения в соответствующие органы на “Сухумприбор” прибыла “партийная зондеркоманда”, которая на самом деле не сильно разбиралась в тонкостях производства и распорядилась уничтожить буквально всю оснастку для производства “Sea Venom”.

Первым под раздачу попал термопластоавтомат (ТПА), который начали было резать автогеном, но вроде как вовремя остановились. Далее “под нож” пошла форма для выпуска прозрачных деталей – ей была уготована та же участь попасть под автоген, но работники предприятия (воспользовавшись ослаблением контроля со стороны начальства) просто вытянули форму во двор, где впоследствии частично разобрали – кто-то из наиболее ушлых “специалистов” вытащил формообразующие, в результате чего дальнейшее производство “стекла” стало невозможным.

Больше повезло основной пресс-форме. Мастер производственного участка очень вовремя смекнул, что вся эта вакханалия рано или поздно закончится, а оснастка ещё может пригодиться. Чтобы спасти пресс-форму, он буквально закинул в неё лопату солидола и, сомкнув обе части, закопал в груде металлолома на территории предприятия. После этого мастер отчитался о том, что производственная оснастка полностью уничтожена и предъявил порезанные обломки, по внешнему виду которых трудно было определить, что они представляли из себя изначально.

Идиотизм ситуации с “Sea Venom” на “Сухумприборе” достиг своего апогея, когда со всех работников цеха взяли расписки, что у них не осталось отливок и полиграфии для распространения “идеологически враждебной модели”. Таким образом, со второй половины 1985-го года выпуск “Sea Venom” в советском варианте был полностью прекращен…

Возможно, пресс-форма так бы и сгнила на свалке в Сухуми, не начнись в Советском Союзе “перестройка”, позволившая с 1987-го года открыть активную частную деятельность. Одним из первых, 22-го июня того же года, был основан кооператив “Крылья”, находившийся в Днепродзержинске. Его основатель, ранее работавший инженером-электротехником, увлекался наземной техникой, но так уж получилось, что первая пресс-форма относилась к авиации. А случилось это так.

Не имея тогда собственной производственной базы, руководитель “Крыльев” обратился на Днепродзержинский авторемонтный завод, где имелся собственный ТПА и возможность для восстановления пресс-форм. Главным инженером кооператива стал один из бывших работников ДАРЗ, который сообщил, что до недавнего времени в Сухуми выпускали “Sea Venom” и основная часть пресс-формы всё ещё жива.

 

В июле 1987-го года оба кооперативщика отправились в Абхазию, где разыскали того самого мастера участка, показавшего им примерное местонахождение “погребённой” оснастки. Раскопать её своими силами оказалось занятием слишком трудным и за некоторую плату работники “Сухумприбора” помогли вытащить “Sea Venom”. Были опасения, что за прошедшие годы внутрь пробралась коррозия, однако они оказались напрасными — “мастерская лопата солидола” в буквальном смысле спасла пресс-форму.

Далее не составило большого труда договориться с руководством предприятия и вывозе “давно уничтоженной” производственной оснастки и транспортировке её в Днепродзержинск. Затем около месяца, под тихие (и не очень) насмешки работников ДАРЗ, шла кропотливая работа по ремонту основной пресс-формы и созданию новой формы для прозрачной детали.

Выпуск модели под новым коробочным названием “ПАЛУБНЫЙ ИСТРЕБИТЕЛЬ Си Веном” начался с августа 1987-го года, по “выходному” графику — то есть, кооператорам разрешали использовать ТПА только по субботам и воскресеньям. За эти два дня “Крылья” успевали сделать около 1000 отливок, а их общее количество оценивается примерно в 200.000 экземпляров (плановый подсчет отливок в “Крыльях” не вёлся).

Впоследствии эта модель встречалась на рынке в коробках от других фирм, но в 1995 году пресс-формы пришлось продать из-за сильно пошатнувшегося финансового положения “Крыльев”. Сейчас “Sea Venom” очень небольшими партиям выпускается украинской фирмой “IOM Kits”.

 

 

Эпилог
 

Как же сложились судьбы остальных пресс-форм? Однозначного ответа на этот вопрос не будет, так как это совершенно другая история…

Можно лишь сказать, что практически вся “непродажка” в 1988-1992 гг. всё-таки появилась в розничной продаже, правда, объёмы её выпуска были уже отнюдь не советскими. Далее будет представлен список предприятий, которые занимались выпуском “экс-фроговских” моделей на закате существования Советского Союза, и далеко не у всех финал был счастливым.
 

Бакинская фабрика игрушек (Баку, АзССР) – одна пресс-форма утилизирована, две выкуплены и отправлены в Россию

Донецкая фабрика игрушек (Донецк, УССР) – пресс-формы частично утилизированы, остальные проданы фирме “ARK Models” и выпускаются в настоящее время

Завод “Кругозор” (Москва, РСФСР) – все пресс-формы утилизированы в 2006 году после ликвидации предприятия

Завод “Огонек” (Москва, РСФСР) – пресс-формы частично проданы фирме “Alanger” и впоследствии арестованы банком за долги

Завод “Прогресс” (Москва, РСФСР) – все пресс-формы утилизированы в 2009 году после ликвидации предприятия

Наро-Фоминский завод пластических масс (Наро-Фоминск, РСФСР) – все пресс-формы проданы и находятся на хранении

ПО “Мир”, 3-й филиал (Минск, БССР) – пресс-формы проданы в 1997 году, сейчас находятся в Ростове у частного лица

Фабрика “Одесская игрушка” \ “Черноморская игрушка” (Одесса, УССР) – все пресс-формы утилизированы

Фабрика “Ташигрушка” (Ташкент, УзССР) – две пресс-формы утилизированы, остальные проданы

Химический завод “Луч” (Ярославль, РСФСР) – две пресс-формы утилизированы, третья выкуплена фирмой “Звезда”
 

 

Источники:
Richard Lines, Lief Hellstrom “Frog Model Aircraft 1932-1976”. New Cavendish. 1989. ISBN-13:978-0904568639
Kenneth D.Brown “The Collapse of the British Toy Industry, 1979-1984“
24-й съезд КПСС (30 марта — 9 апреля 1971 года) Стенографический отчет.
Список постановлений СМ СССР
LiveJournal — VARLAMOV.RU — Центральный Детский Мир
Абхазия-Спутник — Юбилейный дубль: «Сухумприбор» отмечает день открытия дважды за апрель

 

Танк Т-18 — AER


  • Легкий танк Т-18, более известный среди любителей бронетанковой техники под обозначением МС-1, являлся одной из самых легендарных боевых машин советского производства, которой довелось принять участие в конфликте с китайцами на КВЖД и в боях начального периода Великой Отечественной Войны. Тем не менее, очень долгое время ни одна из модельных фирм не делала даже попыток воспроизвести этот танк в виде пластиковой модели.

     

    Устранить этот пробел удалось фирме “AER” из г.Кишинев (Молдова), которая в конце 1993 года выпустила модель “Танк Т-18\Tank T-18” в масштабе 1/35. Несмотря на ряд неточностей эта постсоветская разработка на долгие годы оказалась не только безальтернативной, но и одной из самых успешных. Рассказ о ней читайте в нашей статье.

     

    Редакция сайта Retromodels.ru выражает благодарность А.Батаеву за предоставленные материалы по истории фирмы “AER”.

  • Каноническая версия истории танка Т-18 (МС-1) гласит, что эта боевая машина стала достойным преемником “Русскго Рено”, по факту являвшегося адаптацией французского танка Renault FT под российскую специфику производства. В целом, данная версия не имеет расхождения с реальными событиями, однако основная их часть в советских источниках совершенно не освещалась.

     

    В ходе эксплуатации трофейных британских “ромбов” и французских “рено” советские танкисты накопили немалый опыт, который позволил руководству бронетанковых сил достаточно точно сформировать требования к различным типам гусеничных бронемашин. В июне 1926 года готовые технические задания были включены в трехлетнюю программу танкостроения, которая имела два варианта выполнения. Так называемый “план-максимум” предусматривал, в рамках одной пехотной дивизии, наличие батальона “маневренных” (средних) танков, а также батальона танков сопровождения (легких) и “пулеметок сопровождения” (танкеток). В свою очередь, “план минимум” позволял обходиться без “маневренных” танков. В общей сложности предполагалось построить 112 легких и 60 средних танков, учитывая командирские и учебные машины.

    Для выполнения этой программы в сентябре 1926 года, на совместном заседании руководства РККА, ГУВП и ОАТ, было принято решение о создании новых боевых машин. При этом нетрудно заметить, что тяжелые танки ни в один из планов не включались, а в качестве образца для “танка сопровождения пехоты” рассматривался итальянский FIAT 3000А. Работы по такой машине были поручены Московскому танковому бюро ГУВП под руководством С.Шукалова, которое в 1927 году представила проект под обозначением Т-16.

    Надо отметить, что французское влияние тогда ощущалось очень сильно. Корпус советского танка имел классическую компоновку, рассчитанную на экипаж из двух человек, и собирался из листов катаной броневой стали толщиной от 6 до 12 мм. В шестигранной башне, поворот которой осуществлялся при помощи плечевого упора, находилась 37-мм пушка типа Гочкис и спарка из двух 6,5-мм пулеметов Федорова. Моторно-трансмиссионное отделение было отгорожено от боевого бронированной заслонкой – здесь устанавливался двигатель воздушного охлаждения мощностью 35 л.с. (специально созданный для легкого танка), который монтировался в едином блоке с коробкой передач. Важным отличием Т-16 была наблюдательная башенка с грибовидным колпаком, существенно улучшавшая обзор с места командира.

    Отдельно стоит рассказать про ходовую часть. Применительно на один борт она состояла из 6 опорных катков с пружинной свечной подвеской, 3 поддерживающих роликов малого диаметра с листовой амортизацией, переднего направляющего и заднего ведущего колеса. Гусеничные цепи были мелкозвенчатыми и состояли из траков шириной 300 мм.

     

    Постройка первого образца Т-16 несколько затянулась – хватало технических проблем как с основной конструкцией, так и с новым двигателем. В итоге, полученный в конце февраля 1927 года прототип отличался от утвержденного ранее варианта. В частности, добавили ещё один опорный каток на каждый борт, моторно-трансмиссионное отделение было более коротким и с дополнительным воздухозаборником в виде широкого “грибка”. Кроме того, вооружение состояло только из спарки 6,5-мм пулеметов. Перед отправкой на испытания, а также в течении всего испытательного периода, танк не имел окраски и каких-либо надписей.

     

    В течении февраля-апреля 1927 года были проведены всесторонние тесты Т-16 по результатам которых был составлен список доработок из 25 пунктов. Модернизация была завершена к 14 мая, причем танк получил 37-мм пушку, которая испытывалась с двумя типами дульных тормозов (как оказалось, никакого положительного эффекта они не имели и все серийные танки оснащались только “чистыми” пушками). Вторая фаза испытаний Т-16 была успешно завершена к середине июня 1927 года, но ещё до этого было принято решение о начале постройки серийных танков под новым обозначением Т-18.

     

    Интересный факт!

    Обозначение МС-1, получившее широкое распространение в печатных изданиях советского периода, не являлось официальным, но использовалось параллельно с основным индексом. В рабочей документации и актах приёмки фигурировали только производственные серии танка Т-18.

    Согласно плану строительства предполагалось построить 927 танков, причем объём выпуска распределялся более-менее равномерно, что делало всю программу весьма реалистичной (чего нельзя было сказать о планах постройки танков БТ и Т-26):

    12 – 1927-1928 гг.

    175 – 1928-1929 гг.

    200 – 1929-1930 гг.

    240 – 1930-1931 гг.

    300 – 1931-1932 гг.

    Впрочем, уже в сентябре 1927 года план скорректировали, увеличив объём выпуска на 1927-1928 гг. до 23 танков и 60 тракторов, а в течении 1928-1929 гг. требовалось сдать 85 танков и 80 тракторов.

     

    Перед запуском в серию Т-18 подвергся серьёзным доработкам. Танк получил переделанный корпус, где основные изменения коснулись носовой части и моторно-трансмиссионного отделения. Также доработали ходовую часть и установили съёмные брезентовые крылья. Попутно установили дополнительное оборудование, включавшее переднюю фару, кормовой фонарь и звуковой сигнал. В таком виде было построено 23 танка Т-18 первой серии, которые были сданы заказчику к декабрю 1928 года.

    Первая значительная модернизация была произведена на танках 2-й производственной серии. В частности, была введена усиленная подвеска, измененные направляющие колеса и четыре поддерживающих катка на каждый борт. Кроме того, Т-18 наконец-то получили электрический стартер, отсутствовавший на танках первой серии, а спарка пулеметов Фелорова была заменена на один пулемет ДТ калибра 7,62-мм. В общей сложности, в конструкцию силовой установки танков второй серии было внедрено 152 переделки, в то время как остальная конструкция машины прошла ещё 85 пунктов доработок. Из-за потопа в Ленинграде сборка танков вновь затянулась и выпуск пришлось разделить на две части – тем не менее, к ноябрю 1929 года все Т-18 второй серии были предъявлены заказчику.

    Танки 3-й производственной серии имели два важных отличия. Во-первых, должен был состояться переход на сварную конструкцию корпуса, причем башня Т-18 получила кормовую нишу. Также планировалась установка 4-скоростной коробки передач, но её разработка сильно затянулась, и замена траков. Работы проводились в течении 1929-1930 гг., но в итоге первые машины практически не отличались от 2-й серии, поскольку смежные предприятия не смогли вовремя поставить необходимые комплектующие. В первую очередь это касалось башен, а новые траки массово ввели только в 1930 году. Ещё хуже дела обстояли с освоением сварки и в итоге конструкция танков 3-й серии была только клёпаной. Все эти изменения очень негативно сказалось на темпах работ, что привело к сокращению выпуска до 305 серийных машин.

     

    Наиболее совершенной стала 4-я производственная серия танков Т-18, на которой в очередной раз усилили подвеску, ввели новое “тюльпанообразное” ведущее колесо и установили долгожданную 4-скоростную коробку передач. В планах на 1931-й год предусматривалась постройка 720 танков, но вскоре их количество сократили до 550, а затем и вовсе – до 144 единиц.

    Причин для столь резких изменений было несколько. Прежде всего, командование РККА требовало поставок танков других типов, в результате чего вначале запланировали выпуск танков Т-19 и Т-20 отечественной разработки, но в 1931-1932 гг. их полностью заменили на Т-26 и БТ-2, которые имели куда лучшие характеристики. В отношении Т-18 это и вовсе означало скорое завершение строевой карьеры.

    В конечном итоге 1931-й год стал самым массовым в истории производства танков Т-18 и по состоянию на 15-е марта 1932 года в различных соединениях РККА имела 952 машины этого типа из 961 построенных.

     

    ********

     

    Модернизация танка Т-18 производилась сразу по нескольким направлениям, одно из которых привело к появлению проекта под индексом Т-20 (он же Т-18 “улучшенный”) – здесь предполагалась частичная унификация с танком Т-19, установка более мощного двигателя и ряд других доработок, но в итоге не успели достроить даже прототип.

     

    Второй тур “борьбы за выживаемость” был предпринят в 1933 году, когда на Т-18 установили ходовую часть от Т-26. Опытный экземпляр такого танка поступил на испытания 19 мая 1933 года, но эффект был получен скорее отрицательный. Из-за неравномерной нагрузки на опорные катки машина “приседала” при трогании с места и “кивала” при торможении – это приводило к преждевременному износу подвески. По ходовым качествам обновленный Т-18 оказался даже хуже серийных машин. При попытке двигаться на третьей передаче глох двигатель, а подъём в 30° оказался для танка непреодолимым.

     

    Финальная попытка выжать всё возможное из конструкции устаревшего танка состоялась в 1938 году, когда в опытном порядке был построен опытный образец под индексом Т-18М. Доработки включали установку двигателя ГАЗ-М1 и коробку передач от плавающего танка Т-38 обр.1936 г., что повлекло за собой переделку моторно-трансмиссионного отделения. Изменилась и ходовая часть: были установлены новые направляющие и ведущие колёса, вместо 4-х поддерживающих роликов оставили только два. Также была модернизирована башня – кормовую нишу (за ненадобностью) устранили, а на крыше вместо грибообразного колпака появилась конусная крышка из углеродистой стали, что позволяло немного снизить массу. В очередной раз рассматривался вопрос об усилении вооружения, но тогда оптимального решения не нашли и так по-прежнему остался с 37-мм “гочкиссом” и одним 7,62-мм пулеметом ДТ.

    Испытания состоялись в марте 1938 года и не принесли желаемых результатов. Вместо заложенной в проекте максимальной скорости 30-35 км\ч удалось развить всего 24,3 км\ч, при этом старый двигатель не смог работать на 4-й передаче. Более серьезной проблемой стал сместившийся назад центр тяжести. Теперь танк “юзил” при торможении на мокром шоссе и с трудом преодолевал даже незначительный уклон. Сравнив полученные показатели в ГАБТУ решили, что идея полноценной модернизации Т-18 себя полностью изжила, и имеющиеся танки необходимо будет использовать для других целей…

     

    ********

     

    По причине полной устарелости к январю 1938 года все Т-18 были переведены в разряд машин, непригодных к боевому применению. Достаточно сказать, что из 862 сохранившихся к тому моменту танков (а это 89% от их общего количества) только 196 находились в ведении полигонов, заводов, учебных учреждений и на складах, в то время как остальные формально числились за военными округами, за исключением Средне-Азиатского и Забайкальского.

    Основная масса Т-18 находилась “на хранении” и была частично разукомплектованы. В первую очередь с танков снимали вооружение, элементы силовой установки и шасси. Однако, отдавать на переплавку столь большое количество боевых машин, пусть даже и некомплектных, было крайне неразумно. Тогда им нашли другое применение – передать Т-18 в распоряжение УРов и использовать их для переделки в БОТ – бронированные огневые точки.

    Согласно приказу от 2-го марта 1938 года для этой цели планировалось использовать 700 “резервных” танков, причем долговременные огневые точки бронебашенного типа должны были комплектоваться средствами связи, прицельными приборами и дополнительным боекомплектом. Основание установки предполагалось строить из бетона, с соответствующими пристройками и оборудованием (системой вентиляции и переговорных устройств).

    Судя по всему, в отношении Т-18 эти правила, в целях экономии средств, решили не соблюдать и танки просто вкапывали в землю, либо вообще ставили “в засаде” или на открытой местности без какой-либо маскировки. Поскольку лишь малое количество танков всё ещё имело вооружение, а снарядов для 37-мм танковых пушек катастрофически не хватало, было принято решение оснастить Т-18 пушками 20К калибра 45-мм. Это существенно усилило огневую мощь старых машин и позволило им бороться с любой бронетехникой противника, хотя встречный бой Т-18 был по-прежнему противопоказан. Внешне такие машины отличались более длинным стволом орудия в маске новой формы. Дополнительного боекомплекта не предусматривалось, но имелись стандартные танковые прицелы ТОП-1.

     

    По самым приблизительным оценкам к началу 1941 года для переделки в БОТ подготовили 450 корпусов с башнями и ещё 150 танков можно было вернуть в строй и использовать в качестве подвижных огневых точек. К примеру, в составе Осовецкого УР (район крепости Осовец на Белостокском выступе), занимавшего по фронту порядка 35 км, имелось 36 бронебашенных установок с 45-мм пушками, в том числе с башнями от Т-18 и Т-26. Кроме того, в его составе числилось две танковые роты (1-я состояла из 25 танков и располагалась в Кольно, 2-я имела 18 танков и находилась в районе Беляшево), правда неизвестно, сколько танков в них находилось в состоянии “на ходу”. В течении 22-24 июня машины 2-й роты провели несколько боёв с механизированными подразделениями немецких войск. По имеющимся отзывам Т-18 проявили себя с хорошей стороны, однако при отступлении все “уровские” танки и установки пришлось оставить противнику.

    Владимир-Волынский УР (КОВО) не был наиболее подготовленным к оборонительным действиям, поскольку строительство и обустройство большей половины ДОТов и опорных пунктов было ещё не завершено. Кроме того, этот укрепрайон не имел штатных танков. Тем не менее, выдвинутая в полдень 22 июня 87-я стрелковая дивизия получила в качестве усиления пять танков Т-18. Их приёмка состоялась на станции Устилуг, но поскольку эти машины не имели вооружения и двигателей в течении 23-24 июня на них предстояло установить пулеметы ДТ и переместить в район боевых действий для использования в качестве неподвижных огневых точек. Однако, уже к вечеру 24 июня дивизия оказалась в окружении и была почти полностью уничтожена. Об использовании Т-18 известно, что танки были установлены на огневых позициях, но подробностей их боевого применения найти не удалось.

    В полосе Минского УР также было сосредоточено несколько десятков бронебашенных установок, хотя основная их масса основывалась на башнях от Т-26. Впрочем, более старым Т-18 тоже довелось повоевать. Наиболее известен факт боя, проведенного экипажем БОТ в составе сержанта Гвоздева и рядового Лупова 23 июня 1941 года. Обслуживая огневую точку с 45-мм орудием, установленную для охраны моста на реке Друть близ н\п Белыничи, советские артиллеристы подбили три немецких танка, один бронетранспортер, несколько автомобилей и рассеяли до роты пехоты. Наступление противника на этом участке было задержано почти на сутки, за что экипаж был представлен к орденам Боевого Красного Знамени.

    Небольшое количество Т-18 также использовалось и в составе 9-го мехкорпуса. После тяжелого поражения в районе Луцк-Броды-Ровно корпус (более точное подразделение неизвестно) в районе г.Сарны, на севере Ровненской области, 29 июня получил на пополнение 42 легких танка, включая роту из 14 Т-18 и одного командирского Т-26. Большую часть этой техники потеряли в ходе контрудара, но к 2 июля в 9-м мехкорпусе всё ещё числилось два Т-18, один из которых был небоеспособен.

    Что касается применения Т-18 в составе 150-й танковой бригады, то к подобной информации следует относиться очень осторожно. Как часто указывается, в ходе Битвы за Москву это подразделение располагало девятью Т-18, которые по документам числились до ноября 1942 г. Прежде всего, непонятно происхождение этих танков, поскольку к тому времени в Московском ВО танков этого типа пригодных к самостоятельному передвижению просто не осталось. Помимо этого, на 4 декабря 1941 года в составе бригады боеспособными числилось всего 12 Т-26 и Т-34, а остальные танки находились в ремонте. Возможно, Т-18 были получены перед наступлением на московском направлении в непригодном для боевой эксплуатации виде и числились только на бумаге. Не стоит также исключать факт опечатки в документе.

    Не сохранилось информации о Т-18, переданных в распоряжение НИБТ. Скорее всего, как и другая устаревшая техника, в октябре-ноябре 1942 года оба танка заново вооружили и задействовали при обороне полигона, а после войны их отправили на слом.

     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    Т-16 - первый прототип со спаркой 6,5-мм пулеметов Федорова, 1927 г. (фото с сайта Warspot)
    Slider

  •  

    Если не считать моделей из полиуретановой смолы, изготовленных фирмой “OA” (“SK”, г. Пенза) ограниченным тиражом в 1992-1993 гг., то первенство в разработке модели танка Т-18 из пластмассы в классическом “бронетанковом” масштабе 1/35 принадлежит молдавской фирме “AER” (г. Кишинёв).

     

    Работы над этой моделью начались летом 1993 года, сразу же после официального оформления фирмы, и проходили параллельно с изготовлением чертежей и производственной оснастки для истребителя Су-1 (1/48) и плавающего танка Т-38 (1/35). Материалы были предоставлены известным далеко не в узких кругах военным историком Г.Петровым, а разработкой технической документации руководил А.Батаев.

     

    Первый тестовый прогон состоялся уже 24-го августа, но на доводку пресс-формы потребовалось несколько недель и массовое производство, которое анонсировалось в рекламных брошюрах на сентябрь, началось в октябре-ноябре 1993 года. Одна из первых партий в 2000 комплектов отливок сразу отправилась в Минск, откуда производилась реализация по регионам. Ещё 300 штук приобрел предприниматель из Казахстана, а более мелкие партии по 50-100 штук выкупили владельцы модельных магазинов в Молдове и Киргизстане. Далее состоялись более крупные поставки в Москву и Санкт-Петербург. На тот момент коробки, инструкции и декали ещё не была готовы, в связи с чем отливки первого выпуска поставлялись в виде “голого пластика”.

     

    В силу своей безальтернативности в мире пластиковых моделей, а также благодаря низкой розничной стоимости (составлявшей от 3 до 5 USD в эквиваленте валют постсоветских стран), “Танк Т-18” пользовался заслуженной популярностью среди моделистов. Модели от “AER” продавались многотысячными тиражами и прошли несколько стадий выпуска.

     

    Первый вариант полиграфии появился в марте 1994-го года — данное издание получило коробку-пенал такого же форм-фактора, как и модель “Sukhoy Su-1” (265х215х30 мм), но с зелеными боковинами вместо синих, и коробочное название “Танк Т-18\Tank T-18”. На лицевой части был размещен бокс-арт с изображением танка Т-18 ранней серии, сделанный на основе рисунка за авторством художника Олейника. Нижняя часть коробки полностью использовалась для схемы окраски модели, имевшей только один вариант оформления.

     

    Со второго издания 1995-го года была введена новая коробка из двух раздельных частей (верх-низ) с тем же бокс-артом, но в другой стилистике графического оформления. Нижняя часть, при этом, изготовлялась из обычного картона, так что схему окраски пришлось перенести в инструкцию обновленного типа. Годом ранее было решено ввести нумерацию по каталогу и модель “Танк Т-18” получила индекс 3503, который также указывался на торцевой части коробки.

     

    Очередное издание вышло в 1995-1996 гг. под совместным брендом “AER-EEE” и предназначалось в основном для реализации на внутреннем рынке России. Официальным дистрибьютером выступила фирма “Eastern Express” (“Восточный экспресс”), которая приобрела значительное количество отливок. По просьбе российской стороны был подготовлен новый комплект полиграфии, где при сохранении прежнего форм-фактора в очередной раз изменилось графическое оформление коробки — на боковинах размещались мини-арты выпускавшихся в то время моделей “AER”. Также в некоторых каталогах того периода стал указываться новый индекс 35003.

     

    Повторно на российском рынке в массовых количествах модель танка Т-18 появилась в упаковке от фирмы “Eastern Express”, но уже без указания фирмы-разработчика. Интересно, что это издание сохранило “аэровский” бокс-арт и индекс 35003, но остальная часть полиграфии была выполнена по собственным стандартам. Комплект получил коробочное название “Легкий танк Т-18\Light Tank T-18”, но его появление было обусловлено стечением целого ряда обстоятельств и по сути было “остаточным явлением” — в течении 1996-1997 гг. российский дистрибьютер распродавал молдавские отливки, полученные ранее. В силу экономических причин дальнейшее сотрудничество фирм “AER” и “Eastern Express” было прекращено без надежды на продолжение.

     

    После нескольких лет хранения на складе пресс-формы для “аэровского” Т-18 был вновь востребованы – и неудивительно, ведь аналогов за это время так и не появилось. На этот раз выпуск модели под возобновлен фирмой “Parc Models” из Румынии, которая тогда производила ещё несколько наименований моделей, доставшихся от исчезнувших постсоветских фирм. Модель танка получила коробочное название “Light Tank T-18/MS1” и индекс 3505, а её производство наладили в 2000-2001 гг.

    Параллельно с этим несколько партий отливок получили ещё две западные фирмы – немецкая “TVA” (“Russian Tank” T-18 M30, 3505) и испанская “Bum” (“Light Tank T-18”, BUM 303). В обоих случаях печатались только новые комплекты полиграфии для реализации на внутреннем рынке этих стран.

     

    В заключении можно сказать, что вплоть до появления аналога от китайской фирмы “HobbyBoss” молдавская модель была единственной пластиковой моделью-копией танка Т-18 в масштабе 1/35. Конечно же, со временем отношение к ней изменилось не в лучшую сторону (надо признать, не все элементы были хорошо проработаны), но об этом будет рассказано в разделе Модель.

     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    “Танк Т-18\Tank T-18” (3503) - коробка первого издания, весна 1994 г.
    Slider

  • Несмотря на широкую известность первый советский массовый танк был обделен вниманием производителей пластмассовых изделий как при советской власти, так и после неё. Дело было даже не в отсутствии точных чертежей (при большом желании их можно было сделать самим на основе фотографий), а в нежелании руководства заводов заниматься новыми видами игрушек, которые требовали создания более сложных пресс-форм. Конечно же, можно было пойти по пути предприятия из Белозерово, которое стало известно своими “моделями на тему” Т-55 и ЗСУ-57-2, но даже до такого “приземленного” уровня руки у советских производителей так и не дошли.

     

    Тем не менее, при Советском Союзе, модель танка “МС-1” всё же была выпущена, правда, только в бумажном виде. Разумеется, некоторые из бывалых моделистов догадались, что речь идет и серии “Сделай сам” от украинского издательства “Веселка” (“Радуга”), где в первом номере за 1980-й год были напечатаны выкройки для сборки танков МС-1, БТ-7, Т-26 и Т-27.

    Работу над этими моделями вёл Леонид Иосифович Рабинович в течении 1976-1980 гг., и надо сказать, что для детского творчества все пять изданий были выполнены на весьма хорошем уровне. Что касается непосредственно модели МС-1, то юным моделистам предлагалось собрать танк ранних серий с башней без ниши. Полный список серии бумажных моделей “Советские танки” представлен ниже:

    Выпуск №1 – МС-1, БТ-7, Т-26, Т-27

    Выпуск №2 – Т-60, Т-28, Т-34

    Выпуск №3 – Т-35, КВ, Т-70

    Выпуск №4 – ПТ-76, ИС-2, ИСУ-152

    Выпуск №5 – СУ-76, СУ-100, Т-54

     

    Интересный факт!

    Наверняка многие обратили внимание, что выпусках 1, 3 и 4 на обложке присутствовало весьма странное изображение танка Т-28, которое скорее относилось к пятибашенному варианту, а в 5-м выпуске этот танк был вообще обозначен как Т-22. Вероятнее всего, здесь имела место досадная ошибка художника-оформителя, которую не стали исправлять, поскольку обложка уже была передана в тираж.

    Первый “луч надежды” после распада СССР подала фирма под названием “ОА” из Пензы. В 1992 году она выпустила набор из полиуретановой смолы с деталями “white metal” под очень развернутым названием “МС-1 Легкий пехотный танк образца 1929 г.” Модели был присвоен порядковый номер 2, но что было издано под номер 1 так и осталось загадкой. Впрочем, главным событием стало то, что “МС-1” был выпущен в классическом для бронетехники масштабе 1/35.

    Далее, в течении 1993 года, появилось ещё 4 набора, которые на этот раз издавались под логотипом фирмы “СК”. На этот раз внимание было уделено двум не самым известным модификациям, хотя другие два комплекта представляли собой логическое “развитие” исходного образца:

    №1 – САУ на базе пехотного танка МС-1 76 мм

    №2 – САУ. Истребитель танков на базе МС-1 45 мм

    №3 – Легкий пехотный танк образца 1930 г. с 45-мм орудием

    №4 – Легкий пехотный танк образца 1930 г. позднего выпуска

    В силу исключительной редкости пензенских моделей дать им оценку весьма затруднительно, да и вообще, единственная информация о них имеется только на сайте Scalemates, где представлена только хронология выпуска.

     

    Как мы уже знаем, в том же 1993 году свою модель (на этот раз из пластика) выпустила молдавская фирма “AER”, а вот следующего “пришествия Т-18” пришлось ждать больше 20 лет. В данном случае благодарность можно вынести китайской фирме “HobbyBoss”, анонсировавшей в апреле 2016 года первую модель в собственной серии под коробочным названием “Soviet T-18 Light Tank MOD1927” (83873). На прилавках магазинов она появилась осенью, а спустя совсем немного времени были изданы комплекты “Soviet SU-18 SPH” (83875) и “Soviet T-18 Light Tank (Mod. 1930)” (83874).

    Лишний раз рассказывать о том, что уровень деталировки и литья самих деталей у китайской модели (относительно того же “AER”) более высокий, пожалуй, будет избыточно – это предмет отдельной статьи. Другое дело, что “HobbyBoss” представил на выбор несколько модификаций Т-18, что само по себе уже является плюсом. Ещё можно добавить, что розничная стоимость любого из перечисленных комплектов весьма демократичная по нынешним временам.

     

    ********

     

    Если у вас появится желание собрать танк Т-18 в масштабе 1/35, то можно воспользоваться дополнительными наборами деталей, повышающих уровень копийности модели. В частности, российские фирмы “Studio Perfect Model” и “MasterClub” предлагают комплекты из наборных траков для ранних и поздних серий Т-18, а польская фирма “Taurus Models” разработала детали “работающей” подвески (“Workable suspension for T-18/SU-18”, D3502). В совокупности всё это очень хорошо поможет “оживить” любую модель Т-18 в масштабе 1/35.

     

    В заключении можно добавить, что танк Т-18 выпускался также в масштабе 1/72 – ограниченную серию моделей “Soviet 1st Serial Light Tank” (M72212), изготовленных из полиуретановой смолы, в 2018 году выпустила украинская фирма “Armory”. В комплект входили детали фототравления и декаль, а общий обзор имеется на сайте Karopka.ru.

     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    "Сделай сам. Танк Т-27 БТ-7 Т-26 МС-1" - первый выпуск набора с выкройками из бумаги, издательство "Веселка", 1980 г.
    Slider

  • Модель под коробочным названием “Танк Т-18”, выпущенная фирмой “AER” в самом конце 1993 года, если не произвела фурор на постсоветском пространстве, то уж во всяком случае оценивалась очень положительно. Радовало даже не столько появление самой модели Т-18 (что уже само по себе было событием на мировом рынке), сколько отличная по тем временам детализация – шутка ли, полный комплект включал 270(!) деталей в который были включены фигурки советских танкистов – всё это счастье размещалось на шести литниках. Другое дело, что не все мелкие детали соответствовали оригиналу, но это предмет отдельного обсуждения.

    В комплект первого издания 1993-1995 гг. входила декаль на два варианта оформления с красными звездами двух типов и собственными именами “Смелый” и “ОСАВИАХИМ”. Впрочем, схема окраски на нижней части коробки содержала три проекции танка вообще без каких-либо надписей, но с упоминанием того, что Т-18 применялся в 1929 году в конфликте на КВЖД.

    Затем, в 1995 году, украинской фирмой “Fresco” была напечатана вторая партия декалей с более известной бортовой надписью “Наш ответ Чемберлену” и новыми тактическими обозначениями, сделанными согласно описанию в монографии М.Свирина. Кроме того, все графические элементы были пронумерованы во избежание путаницы. Этот выпуск получился наиболее удачным, но в то же время стал самым редким.

    Разработкой инструкции занимался художник-оформитель Сергей Ревуцкий. Подход к данному типу полиграфии был более чем творческий, но с ориентирами на лучшие европейские образцы – на первой странице размещалось фото двух Т-18 второй серии в процессе погрузки на болиндер (это один из самых известных снимков), на развороте печаталась схема литников и пошаговая сборка, а на четвертой странице размещались проекции танка и рисунки выпускаемых на тот момент моделей.

     

    ********

     

    По сложившейся традиции сначала разберемся, какой именно серии Т-18 соответствовала модель от фирмы “AER” под индексом “3”. Исходя из наличия трех поддерживающих роликов на один борт борт (задний из которых устанавливался перед блоком подвески опорных катков), траков первого образца, отсутствию кормовой фары и башни без кормовой ниши мы явно имеем дело с танком Т-18 самого раннего выпуска. Однако, если “копнуть глубже”, то конструкция надгусеничных крыльев, передняя фара и пулемет ДТ в башне указывают на соответствие модели танку 2-й производственной серии. Это не считая прочих мелких подробностей, таких как размер колес, а также количество и расположение заклепок на корпусе и башне. То есть, если не слишком вдаваться во всякие мелкие подробности, то комплект от “AER” содержал набор деталей для танка 1-й серии выпуска 1927 года.

    Причина подобной “мутации” кроется в использовании разных источников. Так, например, техническое описание и часть графики на Т-18 предоставили Г.Петров и М.Свирин, но также в ход пошли различные фотографии и проекции, где отсутствовали указания на принадлежность к той или иной серии – отсюда и возникла некоторая путаница в модификациях.

     

    Относительно процесса сборки Т-18 можно сказать следующее – однозначно, это модель не для новичков. Если с корпусом особых проблем не возникало, то наибольшую трудоёмкость представляли такие ключевые элементы, как башня и ходовая часть. Впрочем, обо всем по порядку.

    В силу некоторой технологической сложности изготовления башни в виде цельнолитой детали было принято более простое решение все грани сделать в виде отдельных элементов, которые соединялись с деталью крыши шестиугольной формы. Впрочем, на столь непопулярный технологический пришлось пойти не просто так…

     

    Из воспоминаний А.Батаева.

     

    “По башне танка. Пошли сознательно на усложнение потому что были заклепки. Если бы была башня целая, то с заклепками она не вынималась бы из формы. Поэтому, ради улучшения копийности, башню разложили как “лепестки” ромашки, тем самым усложнив сборку, но сохранив имитацию заклепок. Другое дело, с высоты опыта, я бы сделал внутрь кондуктор для точности сборки…”

    Ещё одним следствием этого решения стало обязательное соблюдение правильных углов установки каждой детали бронеплиты, что при имевшемся тогда качестве литья требовало дополнительных усилий по обработке. Понимая, что башня в текущей реализации получилась слишком сложной, на четвертой странице инструкции был сделан дополнительный рисунок, показывавший один из вариантов фиксации деталей в полном сборе.

     

    С ходовой частью получилась несколько другая история, но с тем же итогом – ориентируясь на оригинальное техническое описание молдавские технологи, под общим руководством Александра Батаева, постарались максимально полно и точно воспроизвести колеса, элементы подвески и гусеничные траки – отсюда вытекала повышенная сложность сборки всех перечисленных узлов. Также ещё раз отметим, что наличие трёх поддерживающих роликов на один борт является характерным признаком только опытных танков Т-16 и самых первых серийных Т-18 образца 1927 года.

    Впрочем, особое “удовольствие” доставляли наборные гусеницы, особенно с учетом того, что каждый трак требовал очистки от небольшого облоя. С современной точки зрения можно было бы посоветовать сделать гусеницы сплошной ветвью из другого подходящего материала (как, например, это делалось для “кругозоровских” танков), но и тут было не всё так просто.

     

    Из воспоминаний А.Батаева.

     

    “По тракам. Самые простые (“без облоя”) собираются просто, в отличии от Т-38 и СУ-100. Сегодня я бы сделал часть сплошными участками (как на Т-38), но тогда делалась ставка на продвинутых моделистов, делавших “провисы” и оторванные траки на диорамах. Однако, при продажах этой модели десятками тысяч, такой приём для массового покупателя не годился. Вот так трудно опыт доставался — не легко было совместить предпринимателя и моделиста в одном лице (коня и трепетную лань)…”

    Тем не менее, затраченные усилия стоили того, чтобы получить в свою коллекцию первую пластиковую модель танка Т-18. В помощь моделисту очень своевременно появилась монография М.Н.Свирина и А.А.Бескурникова “Первые советские танки”, выпущенная издательством “Армада” в 1995-м году, где были опубликованы проекции не только основных моделей Т-18, но и проектов, включая достаточно интересный вариант САУ. Собственно, это издание до настоящего момента остается единственным, в котором содержится максимально полное техническое описание и графика по данной теме.

     

    “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г. “Танк Т-18\Tank T-18” (3) - отливки из комплекта первого фирмы “Aer”, весна 1994 г.

  • Танк Т-18 обр.1927 г.
    Каталог фирмы “AER”, 1995 г.

     

     


  • Ссылки (модель):
    Karopka.ru — Т-18 1927г (Антон Макич)
    Scalemodels.ru — Восточный экспресс 1/35 МС-1
    Scalemodels.ru — Восточный экспресс 1/35 MS-1 — Т-18 младший брат Рено
    Scalemodels.ru — Hobby Boss 1/35 Т-18(МС-1)
    Scalemodels.ru — Armory 1/72 МС-1 обр.1927г.
    Scalemodels.ru — Armory 1/72 МС-1 обр.1930г.
    Karopka.ru — T-18 (MS-1) mod. 1927
    Izkorobka.ru — Сборная модель танка Т-18 МС-1, масштаб 1/35

     

    Ссылки (инфо):
    Warspot.ru — Т-18: серийный ответ Чемберлену
    Warspot.ru — От «Теплохода «АН» к МС-1
    Бронесайт — И. Рындин. Танк МС-1. Учебное пособие для ОСОАВИАХИМовских бронетанковых кружков. — М., 1938

     

    Литература:
    Ж.Котин, Б.Шпитальный, В.Грабин (ред.) “Историческая серия ТМ. МС-I” (“Техника-молодежи” 1970-02)
    А.Ильин “Лёгкий танк МС-1” (“Военный парад” январь-февраль 2001)
    А.А.Бескурников “Один из первых” (“Техника и наука” 1984-02)
    А.А.Бескурников “Первый серийный танк. Малый сопровождения МС-1”. Москва. Арсенал-Пресс. 1992. ISBN:5-85139-003-4
    М.Н.Свирин, А.А.Бескурников “Первые советские танки”. Москва. М-Хобби. 1995. ISBN:5-85729-045-7.
    А.Г.Солянкин, М.В.Павлов, И.В.Павлов, И.Г.Желтов “Отечественные бронированные машины. XX век. 1905–1941”. Москва. Экспринт. 2002. ISBN:5-94038-030-1
    М.Н.Свирин “Броня крепка. История советского танка. 1919—1937”. Москва. Яуза\Эксмо. 2005. ISBN:5-699-13809-9
    P.Chamberlain, C.Ellis “Tanks of the World 1915—1945”. London. Arms and Armour Press. 1972. ISBN:0-30436-141-0

Другие фирмы

 

В представленной ниже таблице размещен список “фирм-однодневок”, которые, прежде чем скрыться с модельного горизонта, успели выпустить пару-тройку собственных моделей, либо занимались перепаковкой отливок от других производителей (в качестве наиболее яркого примера таких “перепаковщиков” можно привести минскую фирму “Belfix”). Однако, среди этого многообразия “ширпотреба”, встречались поистине уникальные разработки, вроде “Туполев-Сухой АНТ-25” от фирмы “Икар” из Казани. Другими словами, первые пост-советские годы подарили нам не только немало новинок, но самых разнообразных впечатлений от их сборки…

 
 

Фирма

Название модели

Тип

Индекс Масштаб Год выпуска
Ace
Киев, Украина

Attack Helicopter AH-1S TOW COBRA

ЛНД

1/72 1996
Ace
Киев, Украина

Средний танк Т-72

ЛНД

1/72 1996
Aeros
Тернополь, Украина

MIG-21 MF

ВЛД

1/72 1992
Aeros
Тернополь, Украина

MIG-29\MIG-29UB FULCRUM

ЛВД

1/72 1994
APEX
Москва, Россия

Р-5

ЛНД

1/72 1993
AVIA
Москва, Россия

МБР-2

ЛНД

1/72 1996
АНТК-ТУ
?, Россия

TUPOLEV ANT-25

ЛНД

1/72 1998
Belfix
Минск, Беларусь

Sykorsky HH-3E “Jolly Green Giant”

ЛВД

1/72 1993
Belfix
Минск, Беларусь

МиГ-21бис «ЧЕРНАЯ РЫСЬ»

ЛВД

1/72 1993
Belfix
Минск, Беларусь

Phantom F-4K\M

ЛВД

1/72 1993
Вариант
Киев, Украина

Сухой СУ-25 ГРАЧ

ЛНД

1/72 1991
Гагин и Сын
Воронеж, Россия

Истребитель И-4\АНТ-5

ЛВД

1/72 1993
Икар
Воронеж, Россия

Туполев-Сухой АНТ-25

ЛНД

1/72 1994
Interavia
?, Украина

Piasecki HUP-2 (CH-25B) “Retriever”

ЛНД

1/72 ?
Interavia
?, Украина

Sukhoi Su-1

ЛНД

1/72 ?
Iral
?, Россия

M-113

ЛНД

1/72 ?
INKA
?, Россия

ИЛ-400

Вакуформ

1/72 ?
Interus
Донецк, Украина

MkV “Composite”

ЛВД

1/35 1997
MSP
Санкт-Петербург, Украина

И-15

ЛНД

1/72 ?
MSP
Санкт-Петербург, Украина

МИГ-9

ЛНД

1/72 ?
Niqor
Баку, Азербайджан

Nieuport 24

ЛНД

1/72 ?
Патриот
Брянск, Россия

Су-4

ЛНД

1/72 1991
Red Hurricane
Москва, Россия

Yakovlev Yak-25 Flashlight-A

ЛНД

7201 1/72 ?
Red Hurricane
Москва, Россия

Tupolev Tu-14 Bosun

ЛНД

97003 1/72 1997
САМ72
Санкт-Петербург, Россия

KAMOV KA27/32 HELIX

Вакуформ

1/72 ?
Скарабей
Санкт-Петербург, Россия

БИ-1

ЛНД

1/72 1991
Скарабей
Новосибирск, Россия

ЛА-176

ЛНД

1/72 1991
Счетмаш
Курск, Россия

HEINKEL He-162 A

ЛНД

1/72 1992
Сэнтис: Гомозов и товарищи
Харьков, Украина

Ньюпор-IV

ЛНД

1/72 1992
Спектр
Харьков, Украина

УТ-2

ЛНД

1/72 1992
Старт
Харьков, Украина

Энергия-Буран

ЛВД

1/288 ?
Старт
Харьков, Украина

Легкий плавающий танк Т-40

ЛВД

1/35 ?
Темэкс
Минск, Беларусь

Morane-Saulnier I

ЛВД

1/72 ?
Тэрмит\Поиск
?, Россия

Морской разведчик М-5

ЛВД

1/72 1992
ДНК\Хорос
?, Россия

Дальний бомбардировщик Ил-4

ЛВД

1/72 1991
Неизвестный производитель
Ужгород, Украина

Ан-71

ЛНД

1/72 ?

Палинтон — Прогресс

  • Во второй половине 1980-х гг. московский завод “Прогресс” порадовал советского покупателя сразу четырьмя новыми моделями метательных машин, выполненных в примерном масштабе 1/40. Среди них была модель под названием “Палинтон”, выделявшаяся массивной рамой и очень непривычным механизмом натяжения, требовавшего от моделиста определённых навыков.
     

    Все четыре модели выпускались вплоть до начала 2000-х гг., когда предприятие в Москве было подвергнуто процедуре банкротства и ликвидировано. До этого момента на “Прогрессе” успели изготовить несколько десятков тысяч комплектов как минимум двух изданий, что позволило создать определённый запас “Палинтонов”, доступных на разных интернет-аукционах вплоть до настоящего времени.

  • Палинтон – это двухплечевая метательная машина, предназначенная для навесной стрельбы камнями. Палинтоны относятся к так называемому “торсионному” типу орудий, где применялась энергия скручивания толстых канатов из пучков жил животных, конского волоса или человеческих волос — этот принцип более эргономичен и надежен, чем сгибание плечей лука или использование систем противовесов.

    Калибр палинтона определялся размером рамы, которая называлась “перитрет” – на ней крепились торсионные элементы. Стрельба могла вестись как одиночными камнями, так и набором булыжников. При должной калибровке групповые выстрелы были эффективны против пехоты на открытой местности, хотя нередко палинтоны применяли для разрушения крепостных стен.

     

    Интересно, что примерно в 270-х гг. до н.э. греческие инженеры, работавшие на династию Птолемеев в Египте, нашли оптимальное соотношение длины торсионного элемента (в роли которого могли выступать пучки жил или волос) к его диаметру. Было рассчитано две формулы, исходя из которых, зная диаметр торсиона, можно было рассчитать все остальные параметры. При этом, камнеметы были значительно больше стрелометов.

    Например, если полная длина камнемёта составляла 30 диаметров торсионного элемента, то его ширина равнялась 15 диаметрам. Кроме того, для таких орудий вытёсывались особые ложа, а камни обтачивались или обмазывались глиной, чтобы их форма стала более сферической.

     

    Впрочем, при всей своей высокотехнологичности, торсионные метательные машины имели один очень крупный изъян – в процессе эксплуатации торсионы быстро изнашивались, а при неблагоприятных погодных условиях этот процесс ускорялся в ещё большей степени.

    Дальнейшее развитие таких машин привело к появлению баллист с модернизированным механизмом, где использовались рычаги и цельнометаллические рамы, но к началу Средних веков они были практически вытеснены онаграми, требюше и другими типами метательных установок.
     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    Баллиста - иллюстрация из книги "Осадная техника. Античность и Средневековье" (рисунок В.В.Голубева). Модель от заводе "Прогресс" больше соответствовала именно стреломёту, а не камнеметательной машине.
    Slider

  • Модель под коробочным названием “Палинтон” была разработана конструкторами из Института Игрушки в середине 1980-х гг. Для её производства был выбран московский завод “Прогресс”, куда в скором времени были перевезены пресс-формы.

    Масштаб “Палинтона” оценивался как 1/40, что примерно соответствовало действительности. По крайней мере, эта метательная машина неплохо “гармонировала” на одной полке с коллекционными машинами от “Тантал” в масштабе 1/43. Модель представляла собой скорее собирательный образ, чем точную копию какого-либо конкретного образца (хотя, справедливости ради надо отметить, на то время полноразмерные реплики имелись в музеях Европы).

    Комплект включал два типа литников – на большом размещались детали светло-коричневого цвета с имитацией внешней поверхности “под дерево”, а на малом находились “металлические” детали, которые изготовлялись из того же типа пластика и затем окрашивались серебристо-бронзовой краской в заводских условиях.

    Также в комплект входил большой “лепесток” формата А4 с белым фоном. На его лицевой части, в черно-желтых тонах, изображалась метательная машина в аутентичной обстановке и краткая историческая справка. Обратная часть содержала “одношаговую” схему сборки в изометрической проекции, доставившую так много хлопот юным моделистам.
     

    Согласно информации из бакинского информационного бюллетеня СИБ выпуск “Палинтона”, как и трех других метательных машин, был налажен в 1987 году, но не исключено, что первые отливки могли появиться годом ранее. Цена на такой комплект составляла 1 рубль 10 копеек, что для того периода было вполне доступно.

    При Советском Союзе модели метательных машин выпускались многотысячными тиражами, но в условиях искусственно созданного перестроечного дефицита приобрести их можно было далеко не во всех магазинах. В основном их привозили из Москвы и близлежащих областных центров. Тем не менее, “Палинтон” постепенно разошелся по всей стране и был неплохо встречен советскими моделистами, не избалованных “капиталистическим” разнообразием.
     

    В начале 1990-х гг., когда для постсоветских предприятий начался особенно трудный период, был немного изменен формат “лепестка”, а цвет пластика перестал быть стандартизированным. Модель выпускалась ещё несколько лет, пока из-за износа пресс-форм выпуск не был остановлен.
     

    Финал для “Палинтона” (как и для других метательных машин) оказался печальным. В процессе ликвидации завода “Прогресс” возник вопрос, что делать с порядком изношенными пресс-формами для этих моделей. Поскольку спрос на них тогда был крайне небольшим, новый владелец, которому нужна была площадь под строительство торгового центра, распорядился избавиться от хлама – таким образом, в середине 2000-х гг. вся производственная оснастка пошла на металлолом…
     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    "Метательная машина ПАЛИНТОН" - картонный вкладыш из комплекта завода "Прогресс", 1988 г.
    Slider

  • Из возможных альтернатив “прогрессовским” моделям на 2020 год имеется только разработка от южнокорейской фирмы “Academy” — точнее говоря, это целая серия различных моделей (в том числе гражданского назначения), посвященная проектам итальянского изобретателя и художника Леонардо да Винчи. В 2011 году, в рамках “Da Vinci Series”, под номером 18137 был выпущен комплект с коробочным названием “Catapult”. Подобно советскому аналогу он включал набор отливок из пластика и резиновые нити. Модель была действующей и не требовала окраски, но при этом “Catapult” собиралась без клея — то есть буквально “на щелчке” (как говорили советские моделисты).
     

    В том же 2011 году итальянская фирма “Italeri” выпустила лицензионное переиздание всей серии, но уже под названием “The Marvellous Machines”. В каталоге эти модели получили номера от 3101 до 3113, а комплект метательной машины под тем же названием “Catapult” имел номер 3105.
     

    Остальные масштабные модели сейчас можно встретить только в виде сувенирных изделий или наборов деталей от дерева:

    “ABONG” — Trebuchet, Ballista, номера и масштаб не указаны

    “Pathfinders” — Roman Catapult, Medieval Catapult, Pathfinders Medieval Trebuchet, номера и масштаб не указаны

    “Mantua Model” — Norman Catapult, 813, масштаб 1/12
     

    Конечно же, модель от “Academy” выполнена на более высоком уровне, но самым главным преимуществом “прогрессовской” серии является рыночная стоимость — если за тот же “Палинтон” предлагают выложить от 400 до 1500 рублей (6-25 USD), то цена на современные комплекты сразу начинается от 15-17 USD.

     

    previous arrow
    next arrow
    ArrowArrow
    "Leonardo da Vinci. Catapult" (18137) - коробка из комплекта фирмы "Academy", 2011 г.
    Slider

  • Судя по конструкции, завод “Прогресс” выпускал образец метательной машины, которая появилась около 340 года до н.э. или даже более позднего периода существования Римской Империи. В целом, модель неплохо повторяла свой реальный прообраз (насколько это было возможно в XX веке), но ряд моментов остался, так сказать, на совести авторов.

    Дело в том, что на древних изображениях и реконструкциях палинтоны изображались на подвижном лафете, в то время как “прогрессовский” вариант был сугубо стационарным – то есть, он совершенно не предполагал изменение угла стрельбы по горизонту, кроме как осуществить поворот всей машины. Но если в условиях осады это было приемлемо, то во время битвы на открытой местности такие манипуляции нельзя назвать рациональными.
     

    Приведенный ниже рассказ о сборке модели метательной машины “Палинтон” от завода “Прогресс” не претендует на абсолютность, поскольку отдельные узлы можно собирать в любой последовательности. С моей точки зрения, а также с учетом “первичной сборки” в далеком теперь уже 1989-м году и утратой ряда мелких деталей, описанный ниже процесс является наиболее оптимальным.
     

    Крумкач А.В.

    Начать повествование о сборке “Палинтона” следует с инструкции. При разработке этого важнейшего элемента полиграфии специалисты с “Прогресса”, безусловно, преследовали благую цель, но результат оказался весьма спорным. Схема по постройке модели была представлена не просто в изометрической проекции, а в “один шаг”, что повлекло за собой несколько очень неприятных нюансов с точки зрения монтажа отдельных деталей.

    Ещё одной очень неприятной особенностью является качество литья – даже в ранних изданиях были отчетливо видны следы толкателей, которые на некоторых деталях являются достаточно глубокими и их надо обязательно шпатлевать. Но самой большой проблемой было смещение пресс-форм на 0,3-0,5 мм. Казалось бы, не критично, но при обработке деталей с обоих сторон это уже 1 мм или больше, а в то время как стыковочные пазы рассчитывались под вполне определенные размеры. В результате, вместо того, чтобы собрать модель “на щелчке”, придется бороться со щелями (или просто смирится с их наличием).